Как Марк Уолберг стал на время рок-звездой

mark uolberg

Не называйте его больше Марки Марком. Рэпперская кличка Марка Уолберга осталась в прошлом.
Сегодня он стал рок-звездой.
Действие нового фильма Уолберга «Рок-звезда» происходит в 80-е годы. Он играет Криса «Иззи» Коулза из заштатного городка Экрон. Крис — начинающий певец и музыкант, боготворящий знаменитую группу металлистов Steel Dragon, особенно их вокалиста. В своем провинциальном городке Крис создает «группу-двойник», менеджером которой становится его подружка (Дженнифер Энистон). С подачи Криса ребята старательно копируют не только мелодии и тексты песен, но и наряды, прически и жесты любимых музыкантов. Но скоро остальным музыкантам становится неинтересно имитировать чужой стиль. Крис вынужден покинуть группу. По удивительному стечению обстоятельств в группе Steel Dragon в это время тоже начинаются кардинальные перетряски, в результате которых они теряют вокалиста и объявляют конкурс на его замену. Разумеется, Крис лучше всех копирует стиль Steel Dragon, и его берут в группу. В мгновение ока музыкант-любитель входит в избранный круг знаменитостей со всеми вытекающими отсюда последствиями — огромными гонорарами, наркотиками, алкоголем, беспорядочным сексом.

Уолберг говорит, что фильм «Рок-звезда» дал ему возможность заново пережить свою юность в целлулоидном варианте. Что касается Энистон, которая до сих пор была далека от музыкальной тусовки, для нее это была первая встреча с миром, о котором она знала только понаслышке. Когда проект находился в стадии подготовки, предполагалось, что главную роль будет играть Брэд Питт, который незадолго до этого стал мужем Энистон. Она подписала контракт в надежде оказаться на одной съемочной площадке с супругом. Но обстоятельства сложились так, что Питт не смог сниматься, и образовавшуюся вакансию мгновенно занял Уолберг.
«Я очень хотел сыграть в этом фильме, — признается он. — Как только я узнал, что Брэд не смог участвовать, тотчас же напросился, чтобы взяли меня».

Уолберг сильно сердится, если кто-нибудь говорит, что в этом фильме ему и делать-то ничего не надо — просто изображай себя в предлагаемых обстоятельствах. «У металлистов совершенно иной стиль, — уверяет он. — Это все равно что сказать: «Бах мог бы сыграть рок-звезду — ведь он тоже занимался музыкой». Или взять кого-нибудь из гигантов рока 60-х годов и заставить исполнять сегодняшний рэп. Совершенно другие манеры, другие движения. Мне пришлось учиться иначе ходить, иначе жестикулировать».
Уолберг признается, что самым тяжелым испытанием для него стали съемки концертных номеров на настоящем концерте металлистов.
«Мы договорились о выступлении на лос-анджелесской спортивной арене, потому что нам нужны были кадры с огромной ревущей толпой, — рассказывает он. — Нас взяли «разогревающими» на концерт групп W.A.S.P., Megadeth, Great White и других. Зрители не знали, кто мы такие, и не знали, что мы снимаем кино. Я нервничал, потому что думал, что они начнут кидаться гнилыми помидорами в Марки Марка, но они меня не узнали. После трех песен толпа завелась. Мы продолжали выступать, но потом поняли, что пора сворачиваться, потому что время приближалось к полуночи, а ни одна из настоящих групп еще не начинала выступать. Мы решили не связываться с 20 тысячами разъяренных металлистов».

В фильме также снимались настоящие рок-музыканты — Блас Элиас из Slaughter, Стивен Дженкинс из Third Eye Blind, Брайан Вандер Арк из The Verve Pipe и гитарист Зэкк Уальд из группы Оззи Осборна.
Сам Уолберг уверяет, что, несмотря на роль рокера, навсегда распрощался с музыкальной карьерой. «Я уже староват для таких фокусов, — говорит 30-летний актер. — Я смотрю на 14-летнего Лил’ Боу Воу и говорю себе: «Потрясающе, я рядом с ним кажусь динозавром!»
Что касается Дженнифер Энистон, то для нее самым серьезным испытанием стала сцена, которую снимали через две недели после начала съемок, — когда героиня протыкает украшениями сосок на груди своего бойфренда.
«По-моему, мы оба были немного испуганы, — смеется Энистон. — Эту сцену снимали в начале съемочного периода, когда мы еще не очень хорошо знали друг друга. Представьте себе комнату, двух малознакомых людей, иглы, бутылки из-под виски с водой внутри, кубики льда. Нам говорят: «Ребята, расслабьтесь, чувствуйте себя как дома». А нас трясет».

К счастью, вскоре на площадку пришел «дублер тела» — парень с уже проткнутыми сосками, которого снимали на крупных планах.
Уолберг пожимает плечами в ответ на вопрос, согласился бы он «для искусства» по-настоящему проткнуть соски. «Думаю, мне хватит татуировок», — говорит он. Его татуировки являются предметом нескончаемой головной боли гримеров: в «Идеальном шторме» часть татуировок пришлось «сводить» с помощью компьютерного ретуширования. Сейчас, во время интервью, видна только татуировка розовых бутонов вокруг его шеи — все остальное скрыто костюмом от Армани. Поэтому сегодня Уолберг похож не на рэппера, не на рокера и не на металлиста — он похож на кинозвезду.
«Конечно, в те дни у меня было больше свободы и меньше ответственности, — говорит Уолберг, вспоминая начало своей карьеры в шоу-бизнесе. — Восемь лет назад, начав сниматься в кино, я впервые узнал, что такое дисциплина. Сегодня я опоздал на интервью всего на 20 минут!»

Уолберг признается, что с удовольствием окунулся в мир музыки и жил в образе музыканта даже в те дни, когда у него не было съемок. «Мы снимали «Рок-звезду» как раз в те дни, когда в мире музыки происходило много интересного, — говорит он. — Церемония «Грэмми», концерт памяти Клайва Дэвиса… Мы ходили на все мероприятия, вокруг нас все время бушевали страсти. Мы старались жить интересно, не переходя запретной черты. Это было нелегко. Мне пришлось нанять двух здоровенных парней, которые вытаскивали меня изо всех неприятных ситуаций».
И все же сегодня, по словам Уолберга, музыкальная сцена не так опасна, как в 80-е годы. Актер уверяет, что в свою бытность рэппером вел себя менее экстравагантно, чем его герой. «Впрочем, при желании и сегодня можно быстро слететь с катушек, — говорит он. — Вряд ли рок-сцена поможет вам обрести стабильность. Я не рекомендую людям с хрупкой психикой соваться в шоу-бизнес. Это джунгли».

Героиня Дженнифер Энистон также попадает в ловушку мгновенной славы. Актриса говорит, что ей было трудно понять мотивы поступков своей героини. «Я никогда не была фанаткой, — смеется она. — Хотя, честно говоря, один раз в жизни у меня было странное приключение: мы с подружкой ночевали на пороге отеля в надежде увидеть хоть краешком глаза кого-нибудь из членов группы Duran Duran. Но такое было всего один раз!»
В 80-е годы Энистон была поклонницей групп The Go-Gos, Depeche Mode and Aerosmith. «Только не надо делать из этого поспешных выводов, — умоляет она. — Недавно я говорила об этом во время пресс-конференции, а потом прочитала, что, оказывается, всю жизнь мечтаю переспать со Стивеном Тайлером!»

33-летняя Энистон старательно поддерживает имидж смешной девчонки, прославивший ее на всю Америку. Она родилась в семье работников шоу-бизнеса (ее отец Джон Энистон был звездой мыльных опер), с детства изучала актерское мастерство в Нью-Йоркской школе исполнительских искусств, подростком начала играть на внебродвейской сцене. После нескольких неудач на большом экране она смогла прославиться на малом, с блеском сыграв сексапильную глупышку Рэйчел Грин в сериале «Друзья». Начавшийся в 1994 году сериал продолжается до сих пор (в настоящее время идет восьмой сезон) и скорее всего будет продолжен в следующем году.
«Год назад мы думали, что восьмой сезон станет последним, — говорит Энистон. — Я рада, что в следующем году приключения героев будут продолжены. Мне было бы жаль расстаться с остальными членами съемочной группы — за эти годы мы стали почти семьей».

Все эти годы Энистон снималась в кино только в перерывах между телевизионными сезонами. Чаще всего она попадала в легковесные романтические комедии, такие, как «Офисное пространство», «Объект моей страсти», «Как на картинке» (Picture Perfect) и «Ускользающий идеал». Роль в «Рок-звезде» стала самой сложной и мрачной в фильмографии Энистон: ее героиня Эмили становится жертвой соблазнов, наркоманкой. Энистон признается, что самую жестокую и скандальную сцену с наркотиками из фильма изъяли, чтобы получить рейтинг R.
«Да, во время съемок мне пришлось повидать много такого, о чем я даже не догадывалась, — говорит она. — В реальности мне не доводилось жить бурной жизнью, но зато я наверстала это на пленке».
Фильм «Рок-звезда» прервал череду крутых проектов в фильмографии Уолберга, который до этого снялся в военной ленте «Три короля», фильме-катастрофе «Идеальный шторм» и фантастическом боевике «Планета обезьян».
«Я не имею ничего против боевиков, — говорит Уолберг. — Но «Рок-звезда» — это мне гораздо ближе. К тому же этот фильм серьезнее и мрачнее».

После успешной музыкальной карьеры в начале 90-х Уолберг дебютировал в кино в фильме «Человек эпохи Возрождения» (1994) режиссера Пенни Маршалл. Год спустя снялся с Леонардо Ди Каприо в спортивной драме «Баскетбольные записки». Прорыв Уолберга в большое кино состоялся в 1997 году, когда он сыграл порнозвезду Дирка Дигглера в фильме Пола Томаса Андерсона «Ночи в стиле буги». Как и в «Рок-звезде», его герой проходит нелегкий путь от невинности к славе, богатству, искушению, падению и искуплению.
«Возможно, режиссеры видят во мне невинность, — говорит Уолберг. — Я был бы рад, если бы ее заметили и все остальные!»
Хотя сегодня Уолберг входит в список самых знаменитых кинозвезд, его юность была экстремальным испытанием на выживаемость. Вместе с пятью братьями и тремя сестрами он рос без отца в криминогенном бостонском районе Дорчестер. В 1987 году 15-летний Марк Уолберг был приговорен к 50 дням тюрьмы за избиение прохожего.

«Это спасло мне жизнь, — говорит он. — Наверное, мне нужно благодарить Бога, но я благодарю тюрьму. Там я увидел многих бывших соседей, которые считали, что иначе и быть не может. И тогда я решил, что у меня все будет иначе. Я понял, что не имею права губить свою жизнь».
Выйдя из тюрьмы, Марк пошел по пути своего брата Донни, который к тому времени стал чрезвычайно популярным рэппером, руководителем поп-группы New Kids on the Block. Донни помог братишке создать собственную группу Marky Mark and the Funky Bunch и познакомил с нужными людьми, составившими для него контракт на студии звукозаписи. Группа Марки Марка (как стал величать себя Уолберг) записала два альбома, ставших платиновыми — Music For the People (1991) и You Gotta Believe (1992). Чтобы оживить концерты, Марки Марк решил время от времени сбрасывать на сцене штаны. Увидев его, Келвин Клайн предложил ему эксклюзивный контракт на рекламу плавок. Вскоре полуобнаженный торс Марки Марка красовался на огромном плакате на Таймс-сквер.

«В те дни девчонки на концертах кричали мне: «Я хочу отделить тебя от этих келвинклайновских шмоток!» Сначала мне это было смешно, потом надоело. Я решил, что пора застегнуть брюки покрепче и заняться актерским ремеслом. Вначале никто не воспринимал меня всерьез: «Эй, Марк, хочешь сыграть рэппера или скейтбордиста?» Я не хотел, чтобы меня воспринимали только как рэппера, поэтому отказался от множества кинопроектов».
Зато сегодня он снимается без перерыва. Только что закончены съемки в фильме «Правда о Чарли», ремейке классической детективной ленты «Шарада». В планах Уолберга — новый фильм, который поставит Пол Томас Андерсон, создатель «Ночей в стиле буги».

Помимо съемок в кино Уолберг сегодня корпит над учебниками. В свое время он так и не окончил школу и сейчас хочет получить аттестат во что бы то ни стало. «Я ненавижу экзамены, — вздыхает он. — С гуманитарными предметами проблем нет, но вот физика, химия и математика даются мне с сильным скрипом. Это вдвойне конфузно, потому что я только что сыграл ученого-астронавта в «Планете обезьян». Я даже упрашивал Тима Бертона устроить нам экскурсию в НАСА, но потом понял, что это не поможет мне сдать экзамен по физике».

Помимо учебных забот Уолберга одолевают и бытовые. Поскольку он все больше времени проводит в Лос-Анджелесе, ему нужен дом. В настоящее время он живет в Бостоне с матерью, хотя у него есть и отдельная квартирка — «холостяцкая берлога», где он устраивает вечеринки для друзей.
«Большую часть времени я живу с мамой, — говорит Уолберг. — Как только я куплю дом в Лос-Анджелесе, сразу же перевезу ее туда. Мы с мамой очень близки, мне хорошо рядом с ней. Мне нравится о ней заботиться. К тому же она великолепно готовит омлет из яичных белков. И никогда не воспринимает меня как кинозвезду: «Марк, поди вынеси мусор!»
Что касается остальных женщин, они интересуют его гораздо меньше. Недавно Уолберг расстался со своей возлюбленной, актрисой Джорданой Брустер, и с тех пор не стремится к женскому обществу.

«В Голливуде нормальные отношения между мужчиной и женщиной невозможны, — уверяет он. — Когда я был музыкантом, у меня были поклонницы. Как только я стал актером, все девушки стали набиваться мне в подружки. Они хотят фотографироваться с тобой на премьерах, они хотят взять тебя за руку, они хотят похвастаться перед другими девушками, что знакомы со знаменитостью. Пожив в Голливуде пару лет, я понял, что легче найти жену в зоопарке, чем в кино».


 

Статьи по теме

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.