Лекарство от мата

pro mat

ОПЕРАЦИЯ «ЗВЕЗДЕЦ», ИЛИ ПРИВИВКА ОТ МАТА
Этот текст был передан в московское бюро газеты «Комок» независимым журналистом Андреем ТУРОВСКИМ. Андрей работает в основном на западные издания. И поэтому неизвестные решили передать эти материалы именно ему. Они не надеялись, что российские СМИ осмелятся опубликовать ЭТО. «Комок» решился. Итак, вначале слово для небольшого разъяснения предоставляется Туровскому.

Все, что вы сейчас прочитаете, — расшифровка монолога неизвестного, записанного на видеокассете, которую он мне передал. Стандартный ход: он позвонил, сказал, что есть сенсационный материал, и забил стрелку в кафе. Довольно элегантно одетый старик лет 60-70, явно с высшим образованием, интеллигентные манеры. Был взволнован, но старался держать себя в руках.

Жив ли он сейчас? Глупость несусветная! С такими знаниями, как у него, людям в России жить не полагается. Их вообще не должно быть, людей таких.

Все, что от него осталось, — видеокассета, которую он сунул мне в карман в том самом кафе. «Здесь все!»

Мне было холодно, хотелось есть, я поругался с женой, и у меня кончались деньги (ему пришлось меня угощать). Я посмотрел на него усталым взглядом и сказал, что ему никто не поверит. «Естественно!» — сумасшедше улыбнулся он и сунул кассету мне в карман плаща. Сопротивляться было бессмысленно. А верить всему этому или нет — решайте сами.

— Когда вы дослушаете до конца, поймете — я не могу назваться своим настоящим именем. Впрочем, это не имеет никакого значения. Официально я и все, кто со мной работал, не существуем. Нас нет ни в одном списке, даже в самом засекреченном.

Я закончил филфак одного из самых престижных вузов страны. Это было в 50-е. Сталин к тому времени уже умер, но 20-го съезда еще не было. Так что все было строго. И гэбэшники всех выпускников, а уж особенно тех, кто оставался в аспирантуре, как я, просвечивали насквозь. Я-то никогда на рожон не лез. И поэтому, наверно, они выбрали меня. Предложили работать в спецгруппе по разработке сверхсекретного проекта. В те времена от таких предложений было не принято отказываться. Да я, честно говоря, и не собирался. Интересно мне было.

После того как я подписал все необходимые бумаги, мне дали 24 часа на сборы, а потом на спецмашине отвезли на аэродром, погрузили в самолет и… С того момента я официально исчез и больше уже никогда не жил жизнью нормального человека.

Где приземлился самолет — не знаю. Могу только предположить, что где-то в Сибири. Небольшой городок, окруженный колючей проволокой, посреди тайги.

Так я стал членом небольшого, но сплоченного (хоть и вынужденно) коллектива. Меня с самого начала смутило то, что вместе собрали медиков и филологов. Казалось бы — что общего?

И вот — произошло Посвящение. Руководитель проекта, Александр Иванович, запершись со мной в своем кабинете, снял очки, посмотрел на меня тяжелым взглядом, вздохнул и медленно, разгоняясь, начал говорить:

— Кто старое помянет, тому глаз вон, а кто забудет — тому оба! Сейчас вы внимательно выслушаете все, что я вам скажу, и запомните это как «Отче наш», простите за старорежимное выражение — я, знаете ли, еще в прошлом веке родился. Но упоминать об этом письменно либо устно вы будете только с моего письменного разрешения. Либо… — тут лицо Александра Ивановича стало пепельно-серым, — с разрешения человека, который когда-нибудь займет мое место. Понятно?

Он едва поднял глаза на меня, ни капли не сомневаясь в положительном ответе, и, когда я, судорожно сглотнув, кивнул головой, вновь уткнулся в лежавший перед ним листок бумаги и продолжил:

— Как вам должно быть известно, царь Николай II и вся его семья были расстреляны свердловскими чекистами в 1918 году по специальному постановлению Совнаркома. Это был вынужденный шаг, вызванный тяжелой обстановкой на колчаковском фронте. Нельзя было допустить, чтобы царь и его семья попали в руки белых и стали орудием их лживой пропаганды. Как я уже говорил, обстановка была критическая, и эвакуировать царскую семью было опасно — их могли перехватить.

Так вот, расстрел был осуществлен группой чекистов под командованием т-ща Юровского. Место, где была проведена эта акция, засекречено и по сей день охраняется органами госбезопасности. После расстрела тела царя и его близких были сожжены и закопаны. Перед этим их тщательно обыскали. Тогда-то среди вещей царского доктора и было найдено то чудодейственное средство, загадку которого в полной мере не удалось разгадать по сей день и из-за которого мы все здесь сидим. (Тут Александр Иванович поморщился.) Вернее, работаем.

Это была бутыль емкостью 0,7 литра, наполненная вязкой зеленоватой жидкостью без запаха. На вкус она больше всего была похожа на черный хлеб. Да-да! Чекистов это тогда тоже удивило. К бутыли прилагалась тетрадь с описанием этого снадобья и инструкцией по применению. Большая часть записей была сделана на латыни и на немецком. Поэтому чекисты не смогли прочесть текст. По-русски — только оглавление. Из него следовало, что это — некое лекарственное средство, которым пользовались несколько поколений русских царей. На тетради стояла печать Охранного отделения. Поэтому Юровский отправил ее с секретным курьером в Москву, приказав отдать лично в руки Дзержинскому.

По личному указанию Феликса Эдмундовича была создана специальная бригада экспертов. Наши, так сказать, пращуры. Все записи в тетради царского доктора Боткина были расшифрованы. Более того, покопавшись в архивах охранки и царской династии Романовых, специалисты из ЧК раздобыли много дополнительной информации.

Оказалось, что в бутыли Боткина хранилось лекарство от мата! Да-да, молодой человек, я не шучу! На закрытых объектах юмор вообще, знаете ли, не в чести. Так вот, инъекцию этого вещества получал почти каждый юноша семьи Романовых начиная с 18 века. И особенно — в 19-м! Царь ведь, если можно так сказать, профессия публичная. Балы, приемы, речи перед подданными, публичные посещения церкви. Тут, знаете ли, монархам приходилось блюсти этикет. Особенно за границей.

Дело в том, что Романовы страдали редким наследственным заболеванием. Заразу эту подхватил у какой-то дворовой девки сам Петр I. У какой — он, наверно, и сам не помнит. Да и не суть важно!

Придворные медики называли этот недуг «большим матерным загибом». Проявлялся он в том, что Петр, приходя в ярость (а делал он это чуть ли не ежечасно), начинал материться. Грязно материться! Причем не просто так, нет! Он произносил одни и те же слова, коих всего было 331 (!), в строго определенной последовательности. Это было сродни эпилептическому припадку. Начав ругаться, царь не мог остановиться до тех пор, пока не произносил все это 331 слово! Для того чтобы произнести подряд, пускай даже и очень быстро, три сотни слов, нужно как минимум несколько минут. И случись такое, например, в бою, когда промедление смерти подобно… Кстати, вы не задумывались, почему война со Швецией длилась 21 год? Да-да! Молодой вспыльчивый царь просто не мог вовремя отдать нужный приказ! Войска Карла успевали перегруппироваться либо нанести удар. И к тому времени, когда Петр заканчивал свой большой матерный загиб, старый приказ уже устаревал и нужно было думать над новым приказом. Царь от этого впадал в ярость и… Все начиналось по новой! Русские войска терпели одно поражение за другим.

Петр пообещал озолотить лекаря, который бы избавил его от загиба. Иностранный приказ отправлял послов к лучшим специалистам того времени во все концы света.

Удача, как всегда, улыбнулась неожиданно. Некий голландский купец, прослышав о злоключениях русского царя, предложил российскому посланнику в Амстердаме чудодейственное средство, выкупленное им, по словам купца, у шамана одного из диких африканских племен. Посланнику делали такие предложения по три раза на неделе. Каждый раз он испробывал предлагаемые снадобья на себе. И, кроме хронической изжоги и несварения, ничего с этого пока не поимел. Плюс, как говорят, проблемы с потенцией и слухом.

Оттого на сей раз принимать на грудь очередное чудесное снадобье послан был старший посольский писарь. Ему дали… да, вот ту самую бутыль с зеленым веществом. Он, морщась, сглотнул. Тут же купец со всего маху дал ему стулом по башке. Ошалевший от такой дерзости и от боли писарь хотел было высказаться насчет внезапной головной боли и подлости натуры купца… Но! Он не смог вымолвить ни слова! Только сипел и мычал, будто у него язык вырвали. О том, чтобы выругаться по матушке, нечего было и думать!

Сейчас разработан такой оригинальный метод лечения от алкоголизма, как вшивание ампулы. Алкоголику под кожу вшивают ампулу с веществом, которое отрицательно реагирует на присутствие алкоголя в крови. Вплоть до летального исхода. Зная об этом, алкоголик боится пить, зная, что, выпив, он неминуемо умрет. Так вот, действие этого лекарства от мата можно в какой-то степени сравнить с этой ампулой. В подкорке у человека крепко сидит, что, если он только захочет сматериться, его тут же скрутит от боли.

Так вот. Как только выяснили, что снадобье — не липа, его тут же купили, не постояв за ценой и в строжайшей тайне и под тройной охраной отправили в Санкт-Петербург.

Петр отхлебнул из бутыли. Одного глотка ему хватило, чтобы корчиться в муках несколько дней. Он ведь, как известно, был человеком эмоциональным и физически очень сильным. И, по-видимому, полностью победить болезнь в его организме этому лекарству из Африки не удалось.

Полностью Петр ругаться не перестал. Так называемый большой загиб сменился «малым загибом», который состоял уже лишь из 37 слов. Но и это было огромным достижением, потому как Петр умудрялся произнести его за полторы-две минуты, что не особенно мешало общению с царедворцами и управлению войсками в боях. Это в какой-то степени развратило монарха, и он употреблял малый загиб едва ли не постоянно. А любимым его выражением, обозначавшим крайнюю степень усердия, требуемую от подданных, было: «Еще и ртом посри!»

Немногие знают, что из-за этого лекарства Петр и погиб. Он ведь, как вы знаете, простудился, вытаскивая утопающих при наводнении в Санкт-Петербурге. Дело в том, что, глядя на то, как тонут люди в построенном им городе, Петр отчаянно хотел сматериться. Но не мог. И потому, чтобы хоть что-то сделать, вынужден был сам вытаскивать их из ледяной воды. А когда простудился, то опять-таки его все время тянуло на мат, так как лежачей жизни царь не терпел и докторов с их микстурами не жаловал. Есть вполне обоснованная версия, что однажды государь просто не сдержался, и — «ампула» сработала. Именно поэтому, кстати, никогда не были опубликованы последние слова Петра. Ведь это был тот самый большой загиб!

Кстати, тот факт, что вместе с Петром I ушел в могилу и большой матерный загиб, серьезно осложнил жизнь нашим советским исследователям, когда они начали исследовать содержимое зеленой бутылки и ее действие на организм человека. До наших дней дошли лишь осколки загиба. Например, такой: «х… косматый, против шерсти волосатый». С научной точки зрения это можно объяснить тем, что под влиянием лекарства вирус в организме Петра и его потомков, видимо, мутировал.

Были, конечно, и рецидивы. Так, например, оказалась абсолютно устойчивой к действию эликсира Екатерина I. Равно как и Екатерина II, которая заразилась матерной болезнью (да и не только матерной) от Потемкина. Кстати, великая императрица являет собой наглядное доказательство того, что природа этого заболевания, мата, — вирусная. Ведь, как свидетельствует сохранившаяся переписка Екатерины с тем же Потемкиным, русский язык царица так и не смогла осилить практически до самого конца жизни. Зато матом владела в совершенстве! Вот типичный образец ее письменного обращения к своему фавориту: «Москаль, тюфяк, м…к!» И ведь все это — с любовью и нежностью!

Кстати, именно разнузданное сквернословие Екатерины послужило основной причиной того, что после нее на российском престоле женщин не было. Стало ясно, что на женщин эликсир не действует.

С мужчинами же все было более или менее успешно. Из поколения в поколение царские лекари передавали друг другу заветную бутыль, из которой и потчевали всех наследников престола, достигших 14-летнего возраста. Лекарство было сильнодействующим, и потому нескольких капель вполне хватало для того, чтобы надежно защитить организм от инфекции на всю жизнь. Этим и объясняется тот факт, что к тому моменту, когда бутыль нашли люди Юровского, она была израсходована меньше чем наполовину. Это было весьма кстати, потому как дало богатый материал для советских исследователей.

Однако вернемся к истории. Вот клиническая статистика по семейству Романовых. Александр I имел абсолютный иммунитет к мату. Это был идеальный случай. У Александра II тоже после принятия эликсира не наблюдалось никаких побочных явлений. А вот с Александром III произошла накладка. На него, как и на Петра I, эликсир подействовал лишь частично. И скончался Александр III, кстати, почти при таких же обстоятельствах, что и Петр. Во время крушения царского поезда он один своей нечеловеческой силой удерживал на плечах крышу вагона. От огромного напряжения у него, видимо, произошел какой-то гормональный всплеск в организме, который и нарушил действие иммунной защиты, вызываемой эликсиром. Царь отпускал сквозь зубы отборные русские слова. Но после, когда опасность миновала, лекарство все же взяло свое — по уже известному вам механизму «ампулы». Александр заболел и вскоре умер. Народу объявили, что царь надорвался.

Довольно успешным было лечение Николая I. У него удалось выработать стойкое отвращение к мату. Причем не только физиологическое, но и психическое. Дошло до того, что, когда Николай прочитал нецензурную поэму А. Полежаева «Сашка», он разгневался настолько, что студента тотчас сослали в солдаты. Хотя политической крамолы там не было.

А вот последний русский царь оказался совершенно нечувствительным к действию эликсира. В общении с друзьями и кузенами мог весьма откровенно отозваться о статях Кшесинской или о результатах скачек. И это несмотря на то, что он принимал лекарство несколько раз в течение всей своей жизни! Как следует из записей Боткина в тетради, найденной Юровским, царский доктор подозревал, что эликсир утратил свою силу за давностью лет.

Однако, как показали исследования советских ученых, Боткин ошибался. Последним человеком, принимавшим эликсир до Великой Октябрьской социалистической революции, был не кто иной, как Керенский! Да-да! После того как Николай II отрекся от престола, в его покоях был проведен обыск. Боткину не удалось скрыть бутыль. Чекисты выяснили, что личный доктор царя имел приватную беседу с Керенским, во время которой и дал ему отхлебнуть чудодейственного эликсира.

Именно этим, кстати, и объясняется краткость правления Временного правительства и та относительная легкость, с которой большевикам удалось взять власть. Дело в том, что Керенский не мог без мата принять никаких волевых решений. А поскольку эта речевая функция вследствие принятия препарата у него была полностью заблокирована, то Александр Федорович был абсолютно безвольным и слабым правителем, не способным на серьезное сопротивление кому-либо. Более того, эликсир подействовал на него так сильно, что он даже падал в обморок, когда при нем кто-нибудь выражался. Именно за это он и получил свою кличку «Александра Федоровна», а вовсе не за побег из Зимнего в женском платье. Скажу больше! На допросах министры Временного правительства показали, что иногда на закрытых заседаниях они специально матерно выражались для того, чтобы Керенский грохнулся в обморок. После чего они всячески издевались над бесчувственным телом — разрисовывали щеки чернилами, втыкали красный бант в нагрудный карман или укладывали бесчувственного Керенского на стол, клали на него каждый левую руку и в таком виде фотографировались.

И только Октябрьская революция избавила этого несчастного человека, каким, в сущности, был Керенский, от изощренных издевательств! Последнему из них он, кстати, подвергся в день победы революции. Дело в том, что свой знаменитый побег в женском платье Керенский «совершил» не по своей воле. Он, надо сказать, был человеком принципиальным и бежать от революции не хотел. Но министры, понимая, что дни режима сочтены, решили спасти своего предводителя. Кто-то матюгнулся, Керенский хлопнулся в обморок, они в последний раз подшутили над ним, надев женское платье, после чего бесчувственное тело вывезли из города в машине американского посольства.

Что же касается неистребимого сквернословия Николая II, то причина его, как выяснили советские ученые, заключалась в том, что за двести лет Романовы просто-напросто выработали иммунитет к чудодейственному зелью. Кстати, любимое выражение последнего русского царя было: «Е… твою мать!» Именно этими словами Николай, по свидетельствам очевидцев, встретил Февральскую революцию.

Работы по изучению содержимого бутыли доктора Боткина были поначалу затруднены недостатком кадров красной профессуры и тяжелым финансовым положением, которое сложилось в советской науке в годы гражданской войны. Однако к началу 20-х годов химический состав лекарства от мата уже был известен советским медикам. Хотя сам механизм действия этого препарата на человеческий организм, надо признаться, и по сей день остается для нас во многом загадкой. В попытке разгадать ее мы до сих пор терпели поражение. Были и жертвы. Так, например, т-щ Юровский, обнаруживший эликсир, мужественно предложил себя в качестве подопытного. К тому времени мы уже были готовы начать промышленное производство препарата, аналогичного по своему действию зелью из боткинской бутыли. Нужно было провести клинические испытания. Вызвался Юровский. Кончилось все это трагически. Как выходец из рабочей среды, чекист Юровский имел словарный запас, состоящий из мата на 85%! Поэтому после инъекции препарата он просто-напросто онемел. Немота, в свою очередь, вызвала необратимые изменения в психике. Т-щ Юровский скончался в сумасшедшем доме. Почтим его память вставанием.

Тут мы с Александром Ивановичем встали и, покачавшись друг перед другом несколько секунд, уселись обратно. Прежде чем продолжить свой рассказ, он выпил воды из графина. Было заметно, что он начинает нервничать.

— А сейчас самое важное! Вы — юноша из интеллигентной семьи — наверняка слышали всякие разговоры, поэтому то, что я сейчас скажу, не должно быть для вас шоком. Хотя, конечно…

Шеф выпил еще стакан воды и, прежде чем продолжить, помолчал с минуту.

— Так вот. Иосиф Виссарионович Сталин вовсе не был верным ленинцем и безупречным борцом за счастье трудового народа. Молчать! Не возражать! То, о чем я тебе сейчас говорю, будет сказано делегатам предстоящего съезда. Сейчас готовится для этого большой секретный доклад. Так что это лишь вопрос времени. Однако не вздумай ляпнуть про наш с тобой разговор кому-нибудь до начала съезда. Да и после…

Сталин допустил много ошибок и даже совершил несколько преступлений. Так, будучи секретарем ЦК, он санкционировал прививку от мата Владимиру Ильичу Ленину. Под предлогом того, что Ленин, будучи уже в то время тяжело больным, вынужден много общаться с медперсоналом, а это в основном женщины — медсестры, санитарки, — и невыдержанность вождя мирового пролетариата может повредить его образу. Предлог, конечно, надуманный. Но члены ЦК согласились на вакцинацию Ленина. Ведь у всех у них были свежи в памяти заседания Совнаркома, на которых Владимир Ильич с истинно большевистской прямотой называл оппортунистов и уклонистов Троцкого, Каменева, Зиновьева и Богданова б…дями и с…ми. Вообще любимым словом Ильича было «говно». Но, надо отдать ему должное, он использовал его исключительно как политический термин и никогда употреблял в обиходе. Более того, Ленин, как известно, был самым человечным из людей и потому, даже употребляя мат, умудрялся не оскорблять товарищей по партии.

Каково же было коварство Сталина, который приказал убийцам в белых халатах вколоть Ильичу не опробованный доселе на людях препарат! Надо вам сказать, что первые образцы прививки от мата были довольно несовершенны, чему свидетельством и упомянутый уже инцидент с Юровским. Поэтому нет ничего удивительного в том, что на здоровье Ильича этот еще несовершенный препарат подействовал самым роковым образом. Ленин вообще перестал говорить. Стал быстро угасать и вскоре умер. Конечно же, истинную причину смерти вождя Сталин и его клика скрыли от партии. Однако им было нелегко упрятать все концы в воду. Действие препарата дало неожиданный побочный эффект. Тело вождя не разлагалось! Оно лишь высохло и превратилось в мумию, подобно останкам египетских фараонов. Что лишь подтверждало правдивость найденных архивных документов, повествующих о происхождении эликсира. Он, как вы помните, был вывезен из Африки, на территории которой и расположен Египет. Очевидно, это очень древний препарат, которым люди пользуются с незапамятных времен.

И вот, когда, казалось бы, тайна смерти вождя будет вот-вот раскрыта, Сталин проявил всю глубину своего изощренного коварства. Был построен мавзолей. И там, почти как в рассказе писателя Эдгара По, у всех на виду лежало свидетельство страшного преступления сталинизма — мумия Владимира Ильича Ленина.

Сам Сталин, насколько известно, до конца жизни не принимал препарат. Потому на всех кремлевских банкетах свободно пел под рояль матерные частушки, выбирая те, в которых доставалось священнослужителям (сказывалось семинарское образование). Кроме того, Сталин орал матом на подчиненных и иногда писал нецензурщину на листках для записей во время совнаркомовских заседаний. Отправлял всех «на х…», называл «б…» и по-грузински поминал маму.

Как вы уже знаете, предатель Берия был разоблачен сразу же после смерти своего покровителя. Именно этот двурушник и подложил самую большую свинью человеку, которого называли «отцом народов». Именно по приказу Берии был выстроен этот секретный объект, на территории которого мы с вами сейчас находимся. Была сформирована исследовательская группа (в которую вошел и я), продолжавшая в тайне ото всех продолжать работы по совершенствованию прививки от мата. Опыты ставились на живых людях. Было много жертв. Особенно среди старых большевиков, выходцев из рабочего класса. Многие из них впоследствии были клеветнически объявлены «врагами народа».

В то время как верхушка Политбюро была для нас неприкасаемой. Об этом можно судить хотя бы по тому факту, что Молотов, например, все время употреблял ругательства «б…» и «ублюдок» и имел при этом цветущий вид. А Клим Ворошилов и вовсе — изобрел новое обзывательное слово «бадлюка».

Нечего и говорить о том, что ни о каком внедрении нашего лекарства не могло быть и речи. Ведь, поставь мы нашу прививку директорам заводов и председателям колхозов, были бы напрочь провалены индустриализация и коллективизация! Хватило с нас того, что мы попытались прививать комсостав Советской Армии в 1937 году, чем нанесли непоправимый урон обороноспособности страны. Но и тут Берия извернулся — списал все на вредительство агентов немецкой разведки.

Сам Лаврентий Палыч, надо вам сказать, был законченным садистом. Любил лично пытать привитых подопытных, произнося в их присутствии длиннейшие матерные тирады. Особенно зверствовал над женщинами. Да-да, нам удалось победить «синдром Екатерины»!

В общем, если говорить коротко, Берия отправил на тот свет Сталина так же, как тот некогда избавился от мешавшего ему Ленина. Инъекцию Иосифу Виссарионовичу сделать было трудновато, поэтому мы разработали специальный порошок, который и был подсыпан Сталину в вино.

Известно, что, уже находясь при смерти, Сталин ненадолго очнулся и, обведя всех присутствующих строгим взглядом, явно хотел что-то сказать, но, так ничего и не произнеся, вновь потерял сознание и вскоре скончался. Вот самое веское доказательство того, что причиной его смерти стал наш препарат! Сталин, по сути, умер от невозможности послать «на х…» своих приспешников!

Как бы мы ни относились ко всему, о чем я вам сейчас рассказал, ясно одно — в умелых руках прививка от мата может стать мощным и действенным оружием. Поэтому после разоблачения предателя Берии партия приняла решение не выплескивать вместе с водой ребенка и, взяв на вооружение накопленный нашим коллективом опыт, продолжать работы по совершенствованию препарата. И отныне вы, молодой человек, вместе с нами стоите на страже завоеваний социализма!

После того как Александр Иванович закончил свой рассказ, я долго еще не мог прийти в себя, осмысливая услышанное.

Однако жребий был уже брошен, и мне ничего не оставалось, как начать работать вместе с остальными. И все эти годы наша работа была строжайшим образом засекречена.

До самого конца правления Хрущева мы занимались исключительно лабораторными исследованиями. Ни о каких инъекциях кому-либо не было и речи. И потому мат в высшем руководстве страны просто процветал. Чего стоит хотя бы эта печально знаменитая выходка Хрущева с ботинком на трибуне ООН. Правда, тогда он еще сдержался и ограничился «кузькиной матерью». Но позже, ведя переговоры с президентом Ирака, как-то сказал переводчику: «Передай ему, что я с ним рядом срать не сяду!» А уж среди своих-то, на родине, Никита Сергеевич и вовсе расслаблялся. Назвал, если помните, художников-абстракционистов «пидарасами». И, что характерно, был во многом прав! Я, надо вам сказать, имел возможность почитать досье некоторых из этих живописцев. Те еще были фрукты! По степени морального разложения вполне годились в члены Политбюро.

По поведению Хрущева было вполне ясно, что если сделать ему прививку от мата, то она просто парализует его речевую деятельность. Что и сделали его враги накануне того, рокового для него, пленума ЦК, на котором его сместили. Годы, потраченные на исследование и усовершенствование препарата, не прошли даром. Он перестал вызывать летальный исход. Поэтому Никита Сергеевич остался жив и позже, уже на пенсии, дожил до преклонных лет, но на том самом пленуме не мог сказать ни слова в свою защиту. Да и на пенсии, по свидетельствам близких, был очень тих и немногословен.

А вот при Брежневе в партийной верхушке начались интриги, шла большая подковерная борьба, в которой активное участие принимал КГБ. Ничем не брезговали. Как и сейчас, впрочем. В ход пошел и наш препарат. Убить им к тому времени уже было нельзя, но вот сделать косноязычным, неспособным постоять за себя публично — вполне. А для политика и аппаратчика это практически конец. Я точно знаю, что все инъекции делались по прямому указанию Брежнева. Потому что сам он матерился что твой сапожник.

Главными соперниками Леонида Ильича в борьбе за лидерство в партии были Косыгин и Суслов. Оба получили по полной дозе. После чего выступать уже могли только по бумажке, написанной референтами.

Немногие знают, что привит был и Андропов. С ним, кстати сказать, вообще было очень сложно. На посту шефа КГБ его интеллигентная, лишенная мата речь еще была более или менее уместна. Но вот когда он стал во главе всей страны, в организме начались перегрузки. Мыслимое ли дело — управлять такой державой без матерка? Такое только у царей получалось. Да и то не у всех. Ну и, естественно, долго в таком режиме организм Юрия Владимировича не протянул.

По той же причине ушел из жизни и Константин Устинович Черненко. Когда его избрали генсеком, люди Чебрикова, тогдашнего шефа КГБ, сделали ему прививку под видом общих медицинских процедур. И вскоре новоявленный правитель отмучился. Лучшим доказательством правдивости моих слов служит последнее слово Константина Устиновича. Перед тем как умереть, он ненадолго пришел в себя и сказал: «Отперделся!» После чего испустил дух. Это говорит о том, что его могучий организм до самого конца боролся с прививкой.

Горбачев, ставленник Чебрикова, был очень хорошо осведомлен о возможностях нашего препарата. Как вы думаете, почему ему с таким блеском удавалось манипулировать депутатами на съездах? Да потому что КГБ вовремя выявлял всех потенциальных бузотеров и делал им прививки. В результате они либо вообще ничего не могли сказать, либо несли ахинею. Помните, наверно, как весело было смотреть все эти съезды? Сидят несколько сот привитых мужиков и двух слов связать не могут. Ни возразить, ни поспорить. Только и могли, что захлапывать оратора.

Единственное, с чем просчитался КГБ, — это межрегиональная группа. Там народ подобрался в основном интеллигентный, который и так матом особенно не злоупотреблял. Поэтому их политическую карьеру прививка затормозить не могла.

Наибольшую опасность для Горбачева представлял, конечно, Ельцин. Он особенно культурой не страдал, поэтому для него прививка могла оказаться роковой. Была разработана спецоперация. Горбачев под надуманным предлогом выманил Бориса Николаевича в дачный поселок ЦК. И когда Ельцин, решив пройтись пешком перед, как он думал, решительным разговором с генсеком, шел по мосту через речку, на него из кустов внезапно бросились трое спецназовцев из «Альфы». У одного из них был в руках шприц. Но Ельцин — мужик мощный и не робкого десятка. Ему удалось вырваться. В завязавшейся потасовке он упал с моста. С шприцом, торчащим из ягодицы.

Нападавшим удалось сделать инъекцию Борису Николаевичу лишь наполовину. Поэтому и действовать препарат начал не сразу, а лишь спустя годы. Так что водка тут ни при чем! Тут недавно у Ельцина новый пресс-секретарь появился, Якушкин. И вот как-то, набравшись смелости, он спросил у президента:

— Борис Николаевич, а что означают все эти ваши паузы и «понимаешь»?

— А это чтобы не материться на публике!

— Разве вы ругаетесь матом?

— Я им думаю!

Вот так, мужественно сопротивляясь тяжелым конвульсиям, наш президент из последних сил руководит страной. А невежественные завистники злопыхательствуют!

Хотя, конечно, и Ельцин не ангел! Вовремя разглядев в Черномырдине потенциального конкурента, он приказал Коржакову, люди которого унаследовали от КГБ наш препарат, сделать Виктору Степановичу инъекцию. После этого укола премьер начисто потерял способность связно выражать свои мысли.

Но, как нам позднее стало известно, Черномырдин через верных людей в спецслужбах был прекрасно обо всем осведомлен. Все годы своего несчастного премьерства он лечился у народных целителей, надеясь отыскать противоядие. И в конце концов ему повезло! Какая-то бабка со Смоленщины дала ему отведать некий настой из трав, выпив который Виктор Степанович стал делать загибы что твой Петр! И говорил быстро и бодро. Причем так ловко закручивал, что даже Немцов, самый большой матерщинник в правительстве, порой не мог понять, кто, кого и куда.

Однако премьеру не удалось долго скрывать свое выздоровление. Однажды ему под горячую руку попалась сама Татьяна Дьяченко. После того как Черномырдин обложил президентскую дочь знаменитым петровским загибом, она, раскрасневшись (от ужаса, а не от смущения!), ворвалась к отцу: «Степаныча надо убирать! Вакцина перестала действовать!» И через несколько часов Виктор Степанович был от греха подальше отправлен в отставку вместе со всем правительством.

ФСБ быстренько раскопал ту самую бабульку, которая своими травами сняла блок с матерной лексики Черномырдина. Ее настой был отправлен к нам в лабораторию. И через полгода кропотливой исследовательской работы мы сумели синтезировать в промышленных условиях антипрививку от мата.

Насколько мне известно, наша вакцина широко использовалась в предвыборной борьбе. С ее помощью удалось значительно умерить пыл Зюганова. Говорить он, конечно, не перестал, но делал это уже не так ярко и зажигательно, как раньше. Это почти уравняло его шансы на победу с инфицированным Ельциным.

Сейчас же одним из самых опасных для Кремля политиков является Лебедь. И против него тоже применялись наши препараты. Когда Лебедь согласился стать секретарем Совета безопасности в 1996-м, то ему, чтобы не сильно зарывался под Ельциным и вообще не портил вида в правительственных кругах своими десантными замашками, сделали укол антимата. Однако Лебедь оказался не таким простым солдафоном, каким его себе многие представляли. И потому, даже будучи отрезанным от нецензурных ресурсов языка, смог вполне внятно функционировать как самостоятельная политическая единица. Хотя, конечно, на его речи это сказалось — говорил генерал медленно и с заметным усилием.

А когда Лебедь стал красноярским губернатором, было решено его максимально скомпрометировать. И тогда руководство нашей лаборатории придумало изощренный план — инфицировать Лебедя противоядием от антимата. Причем двойной дозой!

Помните, наверно, ту знаменитую пресс-конференцию, на которой генерал покрыл матом руководство красноярской угольной компании? Так вот, все это было результатом тщательно спланированной спецоперации управления ФСБ по компромату.

Накануне пресс-конференции снайпер выстрелил Лебедю в ногу шприцом с противоядием. Оно начало действовать сразу же. Результат вы наверняка слышали с экранов телевизора…

Уверяю вас, это только начало! Насколько мне известно, в скором будущем, когда развернется ожесточенная предвыборная борьба, наш препарат и его противоядие начнут применять направо и налево! Страшно подумать, к чему это может привести. А что если и следующий наш президент окажется инфицированным и не сможет из-за этого связать двух слов?

Именно поэтому я и решился раскрыть тайну прививки от мата. Мне страшно за будущее России!

На этом видеозапись на кассете заканчивается.

 

Статьи по теме

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*