Парк пермского периода: идет утечка костей

dinozavry kotelnichi

Все, о чем вы прочитаете в этой небольшой статье, — не бред фантазера и не дешевая попытка ошарашить читателя сенсацией на доисторическую тему, это абсолютно документальный рассказ о доисторических животных, кости которых я сам вместе с друзьями откапывал вблизи города Котельнич, который находится в девяноста километрах от города Кирова.

Захолустный старинный городок Котельнич

Скажу сразу — на фоне своих более знаменитых и оставивших куда более яркий след в отечественной истории собратьев город этот пока мало заметен. Неказист он и с виду: ни золотых церковных маковок, ни высокой колокольни, ни какой-либо иной, как иногда говорят, сильной вертикали. На перроне вокзала, возле которого останавливается невеликое число «престижных» дальних поездов, — ни порядком пообрыдшего бюста «дедушки Ленина», ни даже коммерческих ларьков. Сам же деревянный одноэтажный вокзал, постройки столетней давности, пооблез, пообтерся и ни взгляда, ни денег пассажирских не притягивает. «Скучный городишко, господа!» — оглядев платформу станции Котельнич, скажет бывалый путешественник да и полезет обратно в вагон — то ли початую бутылку пива допивать, то ли дорожную байку дослушивать, а то и просто десятый сон досматривать. И будет при этом, заметим, в корне не прав. В этом скоро убедитесь сами.

Насчет пресловутых корней Котельнича — вопрос давний, спорный и толком мало кому ведомый. «Ты чо, парень, первый раз в Котельниче, чо ли?» — спросил у меня некий абориген, явив не только давно ставшую предметом беззлобных шуток здешнюю вятскую манеру «чокать» (старинная шутка: «В Котельниче три мельничи: паровича, водянича да ветрянича, а скоро будет электрича»), но и указав на более чем почтенный возраст города: на огромном плакате, раскрашенном под цвета российского триколора, гордо значилось: «Котельничу — 855 лет».

Ярые здешние патриоты гордятся своим родным маленьким городом. Да и есть чем гордиться: никто и никогда не мог штурмом взять город, уж очень удобное для обороны место. Обрыв кое-где достигает пятидесятиметровой высоты, по нескольким направлениям разрезают его большой глубины овраги… словом, укрепи западное направление, выкопав ров, — да и сиди себе в осаде хоть целый год. Несколько раз пытались взять город ватаги новгородских ушкуйников — своего рода «незаконные бандформирования» Древней Руси, — не смогли. Существует такая шутка: «Вятский народ хватский: семеро одного не боятся». Но это только забавная шутка. Жители Котельнича всегда отличались повышенным вольнолюбием и изрядной ратной доблестью; котельничская рать весьма выделялась в составе ополчения Кузьмы Минина.

 

«До последнего момента сомневался — писать ли обо всех этих древностях? Мафия, делающая деньги на ископаемых древностях, будет покруче и посвирепей многих других — ведь речь идет не о больших, а очень больших суммах в «зеленых»…
Феликс КУИМОВ

Город стоит точнехонько в центре губернии Вятской и ее торговых путей. Наибольшую славу принесла городу до революции Алексеевская ярмарка, что вызывало далеко не белую зависть конкурентов. Лишь в 30-е годы, уже при советской власти, без излишних волокит и сантиментов ярмарку прихлопнули. С 1870 года по Вятке началось регулярное движение пароходов с вполне купеческими названиями — «Булычев», «Дед», «Сын», «Наследник». В начале века пришла в Котельнич железная дорога, и через Вятку был построен грандиозный пятипролетный мост. Словоохотливые котельничские жители поведали, что инженера, построившего мост, большевики расстреляли — дабы впредь не вздумал строить мосты получше…

Хотя никаких предприятий, относящихся к ВПК, в городе отродясь не было, и проблем, связанных с рушащейся «военкой», он не знает, беды его во многом схожи с бедами многих его собратьев (ныне Котельнич с его 38 тысячами жителей, где почти все знают друг друга, принадлежит к классу так называемых «средних» малых городов). В бюджете города — шиш, как объяснил вице-мэр города Михаил Чернятьев, бывший когда-то моим одноклассником. Он долго рассказывал про многие беды города: полностью заморожено строительство жилья, не ведется строительство очистных сооружений, развалилась окончательно городская водопроводная сеть, не работает половина котельных, изношены теплотрассы и много чего еще. Впрочем, не все так пессимистично…

Михаил тогда спросил: «А помнишь, как в 1954 году летом пьяный мужичонка продал за литр водки громадный череп какого-то чудовища?» Ну как было не вспомнить. Ведь тогда мы, пацаны, в окрестностях города искали пугачевские клады и копались усердно с лопатами на обрывистых берегах реки Вятки. Клад мы, конечно, не нашли, но огромные кости находили довольно часто. Мы еще удивлялись и считали, наивные, что это кости мамонтов. Чернятьев пригласил меня в местный краеведческий музей, на что я с удовольствием согласился. Оказалось, что поехали мы туда не зря…

Второй в России палеонтологический музей
В конце ноября 1997 года в Котельниче был открыт второй в стране — после Москвы — палеонтологический музей. «Погостив» в толковом на редкость и неконъюнктурном краеведческом музее, «котельничане пермского периода» переехали в здание бывшего кинотеатра, где разместились все драгоценные находки, в том числе и скелет ящера — ближайшего родственника знаменитого тираннозавра («Совсем детеныш, — пояснили в музее, — метров пять в высоту!»), и полный скелет, и реконструкция парейазавра. И из зала музея котельничскую детвору клещами не вытянуть, а уж во время учебного года — и вовсе отбоя нет…

«А вы видели портрет Дзержинского при входе в нашу секцию общества охраны природы? — спросили в музее (это в Москве скинули с постамента «железного Феликса», а тут висит его портрет и никого абсолютно не смущает). — Там, за соседней дверью, ФСБ сидит, так они тоже поспособствовали тому, что уже три года зона нахождения останков динозавров охраняется не для галочки. В 1995 году местонахождение объявлено государственным памятником природы. И в этом году уже три экспедиции «черных копателей» выловили. А за экспонаты волноваться не надо: Котельнич в научном мире уже достаточно знаменит, и если что всплывет на каком аукционе, так сразу будет ясно, откуда украдено».

С чего все началось?

То, что из-под сложенного тяжеленным красным мергелем обрыва Вятки нередко вымывает какие-то оч-чень подозрительные кости, заметили уже давно. Но то ли по суете повседневной, то ли по недалекости уездной внимания на них не обращали. Не обращали до 1933 года, когда близ недалекой от города деревни Ванюшонки палеонтолог Сергей Каштанов извлек из земли два неполных звериных скелета. Но, несмотря на их неполноту, научный мир дружно ахнул, и, когда год спустя вторая экспедиция под водительством известного немецкого исследователя ископаемых древностей Александры Гартманн-Вейнберг извлекла на свет божий еще два скелета животных, называвшихся парейазаврами, это изумление укрепилось еще более. И едва ли не с тех пор палеонтологам мира вовсе не надо объяснять, где находится город под названием Котельнич.

А парейазавры — дальние предки нынешних черепах, они населяли старушку-Землю около 250 миллионов лет назад (в ту пору, когда существовал еще не расколовшийся на Лавразию и Гондвану единый праконтинент по имени Пангея), и представляли они собой, если угодно, некий гибрид жабы и бегемота. То есть по внешнему виду это была очень большая — до двух метров в длину и 80 сантиметров в высоту — жаба, а по образу жизни — бегемот. Одним словом, очень мирное растительноядное животное палеозойской эры. И Котельнич — практически единственное место на Земле, где встречаются останки этих «жаб», да еще в великолепной сохранности (останки парейазавров находят и на плато Карру в Южной Африке, но их сохранность не идет ни в какое сравнение с котельничскими).

В 1946 — 1948 годах в Котельниче работали экспедиции Бориса Вьюшкова, ученика знаменитого палеонтолога Ивана Ефремова (несмотря на послевоенную разруху, деньги, заметьте, находились), а потом о котельничских парейазаврах вспомнили только в 1990 году. С тех пор силами молодых «фанатов» палеонтологии, поддержанных палеонтологическим институтом и кооперативом «Каменный цветок», раскопки проводятся каждый год, и протяженность «кладбища» парейазавров определяется уже почти в 30 километров — от деревни Вишкиль до устья реки Молома (между прочим, это в семи километрах от деревни Куимовщина).

В Котельнич зачастили делегации зарубежных палеонтологов (городом заинтересовался всемирно известный журнал National Geographic), и мнение их едино: парейазавров такой величины, такой сохранности и в таких количествах нет нигде в мире (кроме того, последние экспедиции обнаружили останки еще одиннадцати видов вообще неизвестных науке ископаемых животных).

Сегодняшний день истории динозавров

Сегодня Котельнич знаменит в научном мире своим «кладбищем» древней фауны, где работает российско-австралийская палеонтологическая экспедиция. Ее находки и составили основу музея. Доподлинно известно, рассказал Альберт Хлюпин («фанат» палеонтологии, основатель и директор котельничского палеонтологического музея), что животные погибли здесь от разгула водной стихии, хлынувшей с Уральских гор. Грунт стал топким, а воды было недостаточно, чтобы плавать. Тысячи животных попали в естественные ловушки. Об этом свидетельствуют характерные позы скелетов: устремленные к поверхности, с приподнятой головой и вытянутыми вверх передними конечностями.

Мы сегодня можем только радоваться этой древней трагедии, обогатившей нас уникальными находками. Так, с выставкой «Великие российские динозавры» впервые прокатился по миру скелет суминии — самого мелкого известного науке дромозавра. Научное название зверька величиной с крупную кошку — тероцефал вяткозухус сумини. Его в 1990 году открыл здесь, на Вятке, ученый Д. Сумин. Животные такого типа были известны лишь по нескольким разрозненным костям, найденным в раскопках на плато Карру в Южной Африке. А здесь у них сохранились даже зубы с отпечатками желез, показывающих наличие усов-вибриссов. Это значит, что тело суминий было покрыто не чешуей, как у рептилий, а шерстью. Суминия была похожа на водяную крысу — именно так реконструировал ее по окаменелым останкам кировский художник С. Конев. Но мала животинка, да живуча: появившись на планете еще до динозавров, суминия надолго их пережила.

А вот открытые здесь дицинодонты — более крупные двуклыковые существа на широко расставленных четырех конечностях. Эдакие добродушные подушки-толстушки, несмотря на некоторые приметы хищников. В Котельниче найдено множество черепов этих своеобразных животных и три полных скелета. Это находка мирового значения: нигде больше таких не обнаружено, потому нет пока у них и полного научного названия. Копают дицинодонтов прямо в городе. Копать легко, река сама помогает палеонтологам, вымывая в паводок все новые окаменелости почти на поверхность. Многие уникальные находки еще не описаны наукой, а потому не имеют имени. Как первый из найденных здесь хищников из вида тероцефалов — звероголовый ящер с мощными клыками и зубами, способными перекусить оглоблю, скелет которого изучал академик Л.П. Татаринов. Интерес к нему понятен: тероцефалы — наиболее близкие родственники наших млекопитающих. Их изучение, возможно, прольет свет на то, как появились на Земле млекопитающие, а с ними и человек.

А возможно, в скором времени ученые будут изучать не только кости. Котельничский музей наладил многочисленные научные связи с ведущими палеонтологами мира. И как показали исследования австралийских ученых, не совсем окаменели древние кости. Остались в них органические вкрапления. А значит, есть возможность выделить ДНК. И тогда дело техники — оживить парк пермского периода.

«Черные копатели»

То ли есть в шотландском озере Лох-Несс чудовище, то ли нет — вопрос, как говорится, открытый. Но там смогли даже из легенды выжать все возможное. На одних туристах заработаны сотни миллионов долларов. Им бы наш скелет — весь мир бы заманили поглазеть на это чудо. Мы, к сожалению, просто не умеем ценить ни самих древних ящеров, ни труд тех, кто их находит. После акклиматизации и соответствующей обработки, по некоторым оценкам, скелет тероцефала может стоить до двух миллионов долларов. Даже если цену снизить на порядок, деньги все равно немалые. При таких-то богатствах музей должен жить припеваючи. Но его директор Альберт Хлюпин сказал, что нет денег даже на бензин.

Останки ископаемых животных давно пользуются спросом на «черном» рынке. Вятский берег, обрывы уползающих от него оврагов давно стали золотой жилой для охотников за динозаврами. Шустрые мужички, понимающие толк в этом деле, откапывали под обрывами немало интересного. Окаменелые останки, а то и целые скелеты переправлялись в столицу, а оттуда — покупателям дальних и ближних стран. Когда до государственных умов дошло, что древние кости — это тоже национальное достояние, вывоз без соответствующего разрешения запретили. Зону «кладбища динозавров» объявили охраняемой территорией. Дело доходило до перестрелок между работниками природоохранных организаций и охотниками за динозаврами. Накал браконьерства удалось сбить. Но продажа древних окаменелостей по нелегальным каналам вряд ли стала менее объемной. За «бугром» богатые владельцы частных коллекций готовы отвалить фантастические суммы, если предлагают уникальный экземпляр. Даже не очень ценные находки уплывают по неведомым каналам за границу. Пусть даже этих «черных копателей» найдут, останутся сотни других. Ситуация в целом вряд ли изменится, если «черный» палеонтологический бизнес не направить в централизованное рыночное русло. Своими динозаврами Россия должна гордиться. И особо ценные экземпляры ни в коем случае нельзя продавать за границу. Пусть приезжают к нам из всех уголков планеты и смотрят на российские чудеса. Экзотические скелеты — это частица истории нашей земли, которая достойна уважения хотя бы за то, что сохранила до наших дней этих доисторических животных.

В заключение
Вполне возможно, что вскоре на невзрачной платформе станции Котельнич появится бросающийся в глаза всякому проезжающему «памятник неизвестному парейазавру» (еще одна местная шутка) с крупным, ярким плакатом, призывающим посетить единственный в России периферийный Палеонтологический музей. И почему бы на берегах Вятки не устроить своего рода «Парк пермского периода»? Тогда и на жилье, и на водоочистку не ископаемые, а живые деньги появятся и «храмы без пения» стоять не будут.

Статьи по теме

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*