Подростковые конфликты: что делать?

РАЗБОРКИ С МЕЛЮЗГОЙ
Неделю назад дочка пришла из школы
вся взъерошенная. Отпинала одноклассницу. Это она сама так сказала:
«Отпинала». Бабушка в ужасе, поскольку предвидит всяческие
неприятности, которые непременно последуют за этим, не очень красивым, поступком.

История эта имеет давние корни. Наш
класс, как и любой другой, состоит из нескольких неформальных групп. В одну из
них входит моя дочь — четверо девчонок, которые вместе учатся спортивным
танцам, дружно выбегают во двор с бадминтоном и по мере сил и возможностей
помогают друг другу во всех делах.В классе есть другая группа. В ней тоже
четыре девочки, но нашим они являют полную противоположность: учатся слабо, но
выросли и развились не по годам, дружат с мальчиками постарше и несколько
пренебрежительно относятся к «мелюзге», особенно раздражают их
благополучные дети.

Когда-то давно, еще в начальной
школе, у моей дочери был с ними конфликт: они обидели одну из ее подружек, а
она кинулась на защиту. Тогда они подождали ее после школы, сорвали шапку и
немного потолкали. Моя девочка была тогда почти самой маленькой в классе, и я,
честно говоря, просто пришла в школу и потребовала наказать хулиганок. Видимо,
напугала их, потому что несколько лет конфликтов не было, хотя по дочкиным
рассказам знаю, что эти девочки задирают всех. Нам же доставались вполне
невинные пакости — то шелуху от семечек в косы бросят, то ручку со стола
скинут, то выругают вполголоса.

Что же произошло на этот раз? Одна
из «больших» девочек кидала грязную тряпку. Может быть, в своих
подружек, может быть, и во всех остальных. Но все молчали. А моя дочь,
встретившись глазами с той, что перебрасывала тряпку с руки на руку, негромко
сказала: «Кто бросит в меня, будет безжалостно испинан». Скорее
всего, ее угрозе просто никто не поверил, потому что она маленькая. Но не
слабая. Тряпка полетела ей в лицо. Она схватила обидчицу, прижала ее к стене и
несколько раз пнула.

А вечером в нашу дверь постучали и
попросили дочку выйти в подъезд. Я подошла и увидела двух девочек, года на два
старше. «Зачем в подъезд? Заходите, — пригласила я. — Я вам мешать не
буду, разговаривайте». Не знаю, как бы пошел разговор в подъезде — ведь
они пришли наказать, а не говорить, — но я ушла на кухню и оттуда слышала, что
беседа протекает мирно. Дочь спокойно изложила факты и поинтересовалась:
«А как бы вы поступили на моем месте?» — «Ладно, больше так не
делай, — завершили разговор арбитры. — Ты же знаешь, у нее старший
брат…» — одна из них покрутила пальцем возле виска.

«Испугалась?» — спросила
я ее после. «Нет!» — гордо вскинула она голову. «А что же ты им
не ответила, что у тебя тоже есть старший брат?» — «Он сказал, что
надо самой строить отношения с людьми. Знаешь, мама, я хотела завтра попросить
у нее прощения — я же ее унизила, — если она попросит прощения за тряпку. А
теперь не буду — она решит, что я испугалась этих ее подружек». —
«Да, некрасивая история вышла. Конечно, давать себя в обиду нельзя, но и
пинаться не годится».

И все же мне этот визит, мягко
говоря, не понравился, и я, когда провожала дочку утром в школу, посоветовала
ей быть осторожней и, если увидит, что ее ждут, вернуться домой. А сама
позвонила классной руководительнице и ввела ее в курс дела. «Правильно
сделала, что не дала себя в обиду, им поддаваться нельзя, — сказала она. — Вы
же понимаете, эти дети недолюбленные, вашей девочке и ее подружкам они просто
завидуют. Я тихонько поговорю с каждой. Теперь ведь девчонок надо опасаться
больше, чем мальчишек. Знаете, что происходит на дискотеках в школе? Мальчишки
выпьют и прыгают по залу, а девчонки в туалете курят, сережки с младших
снимают…»

Эта
история заставила меня вспомнить, как много лет назад мой старший сын
отказался идти в школу. Было ему тогда столько же — 13. Его тиранили два
мальчика — один бы не справился. Требовали с него какую-то ерунду, какие-то
картинки, пластинки — дело было, видимо, в том, чтобы подчинить. Сын понимал,
что стоит один раз поддаться — и все, сломаешься, но они буквально не
давали ему проходу: толкали, обзывали, скидывали все с парты, вытряхивали
книги из портфеля… И он решил вообще не ходить больше в школу — «А
то я их убью!»

Я тогда тоже пошла к классному
руководителю. Она была умницей, поэтому так тонко повела беседу с обидчиками,
никому не угрожая и никого не оскорбляя, что эти два начинающих негодяя вечером
пришли к нам домой — просить у сына прощения и звать его в школу. Помню, каким
напряженным был мой мальчик, когда они пришли, как он побелел и сжал кулаки.

А теперь вот у дочки проблема.
Слава Богу, она все мне рассказывает. Я часто говорю ей, что подростки иногда
попадают в ситуации, которые кажутся им безвыходными, а взрослые знают выход из
таких ситуаций — просто в силу своей взрослости. Поэтому, мол, надо делиться
своими проблемами, надо обязательно обращаться к взрослым, которым доверяешь.
Вот так ее убеждаю, а сама не очень-то уверена, что справлюсь с любым
конфликтом. Даже нынешний еще неизвестно чем закончится. Наверняка у вас есть
свой опыт. Может, поделитесь?

Рина ФИЛИППОВА

Статьи по теме

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*