ПОИСК ИСТИНЫ В ХХ веке

istina 20 vek
Академик В. И. Вернадский

Представьте себе гималайский триллер — смесь «Скалолаза» и «Маленького Будды». Сюжет: одновременный штурм горы враждующими группами альпинистов… которых финансируют автофирмы! Их цель — доказать, что только машина марки N поможет взобраться наверх.

Группы мчатся к предгорьям по разным дорогам, рекламируя свою модель. Поднимаясь в гору, дороги начинают пересекаться, и машины пытаются столкнуть друг друга в пропасть. Однако выше все дороги сливаются в одну — толкаться на ней самоубийственно. А вскоре дорога становится такой узкой, что «индивидуальный вид транспорта» приходится покинуть — взять из багажа самое необходимое и выйти на единственную тропу, ведущую к пику. По ней нельзя подниматься колонной или гурьбой: разбив строй, смешавшись, поодиночке, помогая друг другу, делясь запасами, участники завершают восхождение и водружают на вершине не фирменный знак спонсора, а символ единства.
Духовная история ХХ века похожа на этот триллер.
Уходящий век напрасно называют «железным». Даже материалисты яростно боролись за свою идеологию, потому что интуитивно понимали: именно сознание определяет бытие, а не наоборот. Все враждующие силы ХХ века штурмовали некую вершину, чтобы утвердить там знамя своей веры. Это был калейдоскоп знамен: идолопоклонство, мистика тирании, отрицание Бога, религиозный фанатизм. Подъем шел, как и положено в горах, по спирали: крушение, рождение и столкновение идеологий, духовная смерть целых народов и их мучительное воскрешение, развал иерархических религий и осуществление древних пророчеств.
ХХ век устроил смотр всей духовной истории человечества, будто за последние 100 лет перед новым миллениумом надо было все проверить еще раз и наконец ответить на главный вопрос: что это за вершина, к которой мы стремимся?
Первой на этот вопрос в ХХ веке ответила плеяда русских философов: вершина, смысл человеческой жизни — это самопознание, оно же — богопознание, оно же — универсальная религия будущего. На латыни «religio» означает «связываю»: это связь (на санскрите «йога») видимого и невидимого, духовного и материального, сознания и бытия, психики и тела, науки и религии. Долгое время наука и религия шли по разным склонам, что помогало свободному развитию и той, и другой, но к началу ХХ века индивидуальные пути зашли в тупик: научные ответы о смысле жизни не удовлетворяли дух человека, а религиозные догмы оскорбляли разум. Кризис в сознании неминуемо должен был привести к развалу бытия.
Спасение лежало в синтезе науки и религии. Это не оппоненты, а части целого, утверждали русские космисты, его полюсы, которым пора объединиться, чтобы родить новое. Это новое — расширение индивидуального сознания до сознания Вселенной, трансформация бытия («лучистое человечество» Циолковского), преодоление формальных различий и создание единой системы взглядов на мир: «соборность», как называл ее Владимир Соловьев, или «ноосфера», сфера разума и одухотворенной энергии, в которой и будет происходить новый этап эволюции, как утверждал Вернадский.
Европа тоже активно двигалась к синтезу: мощнейшим толчком стало рождение психоанализа: 1900 год — вышло в свет «Толкование сновидений» Фрейда. Вскоре Карл Юнг подтвердил главный постулат всех монотеистических религий: человек по своей природе божественен. Высшее «Я», Бог, являются составляющими психики, и психоанализ может подтвердить существование реинкарнации, перевоплощения души, то есть бессмертия.
Одновременно Эйнштейн и другие физики начали делать открытия, доказывающие, что материя и мысль — одно и то же, просто разные уровни существования энергии, или Единого; что времени и пространства нет — есть только сознание, то, о чем говорили Веды.
Направление духовного развития человечества в ХХ веке было задано. Предстоял медленный, но верный подъем, однако нетерпение победило: грянула русская революция. Гору решили штурмовать в лоб.
Это стало первым религиозным потрясением ХХ века: развалилась одна из крупнейших традиционных иерархических религий. Таких гонений на верующих не знали ни античность, ни средние века: вместо телеги православия историю стал штурмовать тюремный «воронок» большевиков. Это была первая в истории держава атеизма. Для миллионов верующих Ленин и Сталин были воплощением Антихриста. Вскоре ХХ век дал еще одного кандидата на эту роль — Гитлера. Ценой огромных страданий человечество поняло, что ни классовый, ни расовый двигатель не помогут в восхождении: чем они мощнее, тем скорее падение в пропасть.
Фашизм вызвал второе религиозное потрясение века — буквальное осуществление библейских пророчеств. Пророки и Псалмы предсказывали и Холокост, и воссоздание Израиля после очистительной жертвы. Возрождение библейского государства стало не только для евреев, но и для сотен миллионов христиан зримой манифестацией Божественной воли — великим чудом и подтверждением дословной истинности Священного Писания.

Ватикан, 1965. Папа Иоанн XXIII возвещает миру о реформе католичества.
Одновременно в Индии происходило другое чудо — не божественного вторжения в земную судьбу, а раскрытия божественного потенциала в целом народе. В 1947 году Махатма Ганди возглавил движение ахимсы — непротивления. Эта мирная революция избавила Индостан от судьбы колонии, продемонстрировав миру, что в массе можно пробуждать не только агрессивные инстинкты, но и высшие духовные силы — смирение, покаяние, ненасильственное отстаивание правды; что архаичная религия, которой является индуизм, способна быть мощной, но творческой и мирной силой современности.
Примерно в то же время на Западе стал активно действовать бахаизм — родившаяся в прошлом веке в Персии религия, которая учит, что рано или поздно человечество сможет создать единое всемирное правительство на основе представительства всех народов и все мировые религии могут слиться в одну. ООН, тоже возникшая после войны, стала важным шагом на пути к осуществлению этого идеала.
В 1951 году произошло четвертое религиозное потрясение века: от вторжения коммунистического Китая рухнула теократия Тибета. Казалось, для тибетского буддизма это такой же крах, как для православия в России: в Гималаях, как и на Руси, красные разрушили десятки тысяч храмов, убили сотни тысяч верующих и священников, загнали религию в подполье и вытравили ее дух из народа. Последовавшая вскоре Культурная революция в Китае, попытавшаяся окончательно искоренить в народе существовавшую тысячелетиями культуру даосизма и конфуцианства, и обожествление вождя Мао, казалось бы, распространили действие империи зла, державы атеизма, уже на полмира… Но оккупация Тибета оказала духовному развитию планеты парадоксальную услугу.
То, что является трагедией в политической истории, в религиозной становится осуществлением пророчеств и необходимой ступенью эволюции. В России было пророчество святых отцов, что безбожное царство закончится и православие возродится, пройдя через страдания. В 1988 году Горбачев разрешил празднование 1000-летия крещения Руси как всенародного религиозного праздника. Это событие, а не августовский путч 1991 года, отметило конец атеистического государства.
У тибетских же лам было древнее предсказание, что страну их действительно захватят и изгонят оттуда веру, но что она не погибнет, а станет «религией розоволицых людей», то есть Запада. «Все, что хочет подняться, должно смешаться» — гласит духовный закон, высказанный еще египетскими жрецами. Все, что пытается остаться замкнутым, судьба разбивает и рассеивает. Замкнутый, отгороженный Гималаями и политикой изоляционизма, тибетский буддизм был нужен эволюции — и пророчество лам сбылось. Тибетцы и бежавшие от хунвейбинов китайские учителя Дао стали евреями современного мира. Западу было так же важно уяснить истинную природу человеческого ума, как древнему миру — идею единобожия. В результате к 1990-м буддизм и даосизм стали наиболее популярными на Западе системами мировоззрения.
Теократия разрушилась в одном месте, но возникла в другом: в 1979 году мир потрясла исламская революция в Иране — создание теократического государства, управляемого иерархией имамов и мулл. Возможно, покончить с дикой азиатской коррупцией, процветавшей при шахе, могло только фанатичное возвращение к традиции. Но государство не может быть отшельником, не может вырастить святость в изоляции. Ирану потребовалось пройти через войны и лишения, чтобы сейчас вновь медленно двинуться навстречу остальным странам.
Законы эволюции выталкивают любое государство спасаться из монастыря в мир, как старец Зосима — Алешу Карамазова. Ибо те, кто настаивает, что только они правильно славят Бога (обладают единственным методом расширения сознания), а все остальные заблуждаются, походят на клетку, обособившуюся от организма. Такая клетка начинает метастазировать. Как разрушаются границы между государствами, так разрушаются они и между религиями. Единая валюта и единое информационное пространство идут рука об руку с единым пониманием смысла человеческой жизни.

Но как остаются разные языки и культуры, так и эти единые религиозные взгляды могут быть выражены по-разному, оставляя себе — при фундаментальной общности — право на различие. Католицизм, самая мощная из традиционных религий, избежал этого насильственного «выталкивания в мир»: дальновидные римские прелаты сами распахнули двери. Второй Ватиканский собор (1962-1965) стал огромным потрясением для миллиарда католиков, населяющих Землю. Созвавший его Папа Иоанн XXIII провел воистину революционные преобразования римской церкви. Он заставил ее отбросить непонятную латынь и говорить с верующими на их языке, участвовать в рабочем движении, в защите прав женщин, в борьбе за экологию, за права бедных и нужды молодых. Прологом к собору стала Папская булла от 1959 года — покаяние церкви перед евреями, снятие с них ложных наветов и проклятий.

Тему покаяния — церквей, наций и народов — как залога духовного возрождения человечества развивали следом и другие великие души ХХ века: Солженицын и крупнейший протестантский миссионер ХХ века американец Билли Грэм. Его «крестовые походы», как называл он свои миссионерские программы, несли на Восток христианство, завоевывая в 1980-е и 1990-е миллионы прозелитов. Но в те же годы шло и встречное движение: восточные учения вербовали миллионы сторонников на Западе.
Оглянувшись в 1970-е годы на ХХ век, Запад увидел, что две мировые войны, «безбожная русская революция», террористические диктатуры Сталина, Гитлера и Мао свидетельствовали о кризисе той духовности, которую веками поддерживали организованные, иерархические и догматические религии. ХХ век пытался найти Бога без них — в классе, в расе, в догме, в отрицании всех догм, но все равно — Бога. То есть абсолютное счастье, любовь, полноту жизни — ее целостность. Недаром в английском «целый» (whole), «святой» (holy) и «здоровый» (healthy) происходят от одного корня. Но искать это надо было не в государстве или традиции, а в самопознании, которое осуществляется разумом и интуицией, наукой и религией, мудростью и состраданием, примирением ума и сердца.

Начиная с 1970-х массовый поиск истины стал индивидуальным и синтетичным — пришла эпоха религий new age. Их небывалый бум — уникальное явление конца ХХ века. Слабое подобие в мировой истории наблюдалось только в первые века христианства, когда возникли сотни сект. В 1970-е на Западе насчитывалось, по разным данным, от 1300 до 5000 «новых религий»: синтез разных восточных учений, новые интерпретации христианства, древний оккультизм, новые религии чернокожих американцев. Большинство их предпочитало называться не «религиями», а «движениями», «школами», «организациями», «оздоровительными» или «медитативными техниками». В 80-е этот бум несколько спал, но восточные религии уже пустили на Западе прочные корни: не как традиции и ритуалы, но как мосты к науке. К 90-м встречные мосты начало прокладывать новое поколение серьезных ученых. Теперь, после атомной бомбы и других страшных экспериментов, они знали, что степень управления силами природы должна соответствовать уровню духовного развития человека, — науке необходима религия.
Если ХIX век заканчивался при существовании многочисленных теократий, а XX начался с отрицания Бога почти во всей Евразии, то XXI начинается с синтеза науки и религии. Физики и нейробиологи находят все новые подтверждения главным религиозным постулатам: сознание влияет на материю, сознание не исчезает — значит, наша жизнь не одноразовое событие; границы между нами и миром иллюзорны, все пронизано единой жизнью; закрытость или открытость к этой единой жизни — это и есть грех и святость; все, с чем мы сталкиваемся, порождено только нашим сознанием; его трансформация, обретение абсолютной доброты, любви и мудрости — единственная цель существования…

tibet buddisty
Тибет, 1959 год. Буддисты лишились государства, чтобы завоевать мир.

В любом человеке есть потенциал для выполнения этой задачи. Человечество уже освоило энергии: физическую, механическую, атомную, и сейчас ему предстоит освоить самую мощную из энергий — психическую.
Век начался с попыток русских космистов примирить науку и религию, и заканчивается он тем же — просто на более высоком витке спирали. Полюса соединяются и дают новое, чтобы в процессе становления опять разделиться для нового синтеза. Так поднимаются в Гималаях — и видят с каждой вершины все новые хребты и новые просторы.
Закон эволюции непреложен: поднимаясь, все смешивается, и на вершине развития нашей цивилизации (которая вряд ли совпадет с какой-то круглой датой, ибо будет не точкой, а процессом) установят не пучок национальных или религиозных флагов, а вырастят Розу Мира, единую религию будущего, о которой писал Данте ХХ века Даниил Андреев. Лепестками этой розы станут лучшие достижения человеческого духа — самое ценное из тех кузовов идеологий и религий, которые оставил на обочине истории ХХ век.

ДЕСЯТЬ РЕЛИГИОЗНЫХ ПОТРЯСЕНИЙ ХХ ВЕКА
Разгром русской православной церкви и создание первого атеистического государства (1917).
Холокост, создание Израиля (1948).
Ахимса, движение непротивления в Индии (1947).
Разгром тибетского буддизма (1951-1959).
Второй Ватиканский Собор (1962-1965): модернизация католицизма.
Культурная революция в Китае (1966-1969).
Исламская революция в Иране (1979).
Тысячелетие Крещения Руси: конец атеизма (1988).
«Крестовые походы» Билли Грэма (1980-е).
Бум new age и восточных религий на Западе (1990-е).

Статьи по теме

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*