Жены Джеймса Кэмерона

Джеймс Кэмерон, создатель нашумевшего «Титаника», вспорхнул на голливудский Олимп легко и непринужденно. И лишь немногие помнят о том, что первую ступеньку лестницы, по которой началось стремительное восхождение режиссера, выстроила молоденькая официантка из небольшого ресторанчика.

Эта история началась в маленьком калифорнийском городке Орандж, когда в ресторанчик «Бобе Биг Бой», хлопнув дверью черного полуспортивного «Корветта», зашел худощавый юноша. Столик обслуживала миловидная барышня по имени Шэрон Уильямс. Шэрон, как и подобает девушке взрослой и почти совершеннолетней, сразу же обратила внимание на нового посетителя. Он ей очень понравился — высокий, стройный, в общем, вполне… И главное — в его глазах было что-то многообещающее.

Судя по всему, Шэрон юноше тоже приглянулась. Запивая гамбургер кока-колой, посетитель не отрываясь глазел на малышку в передничке, порхающую по залу. А когда Шэрон подошла к парню, чтобы получить с него за обед, ее ждал сюрприз: на столике рядом с деньгами лежали ключи от «Корветта». «Меня зовут Джим, — представился молодой человек. И, кивнув на ключи, добавил: — А это — чаевые».

Сейчас Шэрон Уильямс 42 года. Она все еще работает официанткой в одном из ресторанов Оранджа. И часто вспоминает, как двадцать пять лет назад познакомилась с Джеймсом Кэмероном: «Это была любовь с первого взгляда, и тогда я думала, что она никогда не закончится. Знаете, иногда мне кажется, что Джим до сих пор меня любит».

Очень скоро они уже жили вместе. Джим поступил в колледж (он изучал физику), Шэрон продолжала работать в «Бобе Биг Бой». После окончания смены она снимала фартук и бежала в книжный магазин — единственное место, где Кэмерона можно было найти по вечерам. «Джим умудрялся проглатывать по четыре-пять книжек в день, — вспоминает Шэрон. — Покупать-то их ему было не на что, ведь все деньги, которые родители выделяли ему на учебники, тратились на меня. И хитрец Джимми придумал, как «умнеть бесплатно» — после занятий ехал в книжный магазин, становился у полки с учебниками и читал, пока вечером я не забирала его домой».

Надо сказать, «физическая » перспектива Кэмерона абсолютно не радовала. Скоро он бросил колледж и устроился развозить школьные обеды. Жизнь в крошечном домике, снятом на самой окраине Оранджа, Джиму и Шэрон казалась настоящим раем. Ни финансовые, ни бытовые проблемы не омрачали любовной идиллии.

Джим, правда, оказался страшным неряхой. Шэрон постоянно приходилось пробираться через горы рубашек, брюк и ботинок, в беспорядке разбросанных по всему дому. Когда ей это надоело, она купила палку с острым наконечником (такими обычно дворники собирают мусор на газонах и пляжах). Теперь Шэрон накалывала на нее одежду Джеймса и складывала в ванной. «Даже когда все его вещи уже напоминали дуршлаг, до него все никак не доходило, в чем дело. Как-то раз прибегаю домой и вижу: он сидит у окна и рассматривает на просвет свои джинсы. На его лице столько недоумения! Я не выдержала: расхохоталась и все ему рассказала…»

Любовную сцену в «Титанике» Кэмерон позаимствовал из собственной жизни

Как и подобает будущему режиссеру, сценарий своих отношений с Шэрон Кэмерон прорабатывал очень тщательно. «С ним было весело. Джимми постоянно что-то придумывал, и с ним я чувствовала себя как в кино, — вспоминает Шэрон. — Когда выдавалась свободная минутка, Джим сажал меня в машину и мы ехали за город. Гдe-нибудь на пустынном шоссе он разгонялся до 160 км/час, а потом резко тормозил и разворачивал наш «Комаро» на 180 градусов. У меня просто дух захватывало от страха».

А однажды он привез Шэрон в местный порт. Они тайком пробрались на какое-то судно, стоявшее у причала, и несколько часов подряд занимались любовью на заднем сиденье автомашины, которую обнаружили в грузовом трюме. Позже Кэмерон воспроизведет эту сцену в «Титанике». «И не только эту, — кокетливо добавляла Шэрон Уильямс. — Помните рисунок обнаженной Роуз? Джим часто рисовал меня — и порой без одежды».

В 1978 году в День святого Валентина они пошли под венец. К тому времени Кэмерон уже серьезно «заболел» кинематографом. А через пару недель после свадьбы он признался жене, что собирается стать режиссером. И скорее всего для этого ему придется бросить работу. Шэрон ничего не оставалось, как согласиться. Тогда она еще не знала, что именно из-за увлечения кино совсем скоро Джим исчезнет из ее жизни.

Пока же девушка вкалывала по две смены, а все заработанные ею деньги шли на покупку кинокамер, линз, фильтров и светооборудования. Джим забыл обо всем на свете. Он превратил подвал их дома в нечто среднее между киностудией и фотолабораторией. «Наверное, Шэрон думала, что я просто сбрендил, — позже говорил Кэмерон. — Ведь что нужно было обычным ребятам в нашем возрасте? Покурить травки, попить пивка, поваляться на пляже… Я же с упорством идиота торчал у себя в подвале, экспериментируя со светом. Наверх я поднимался все реже и реже, вид имел бледный, отвечал невпопад… Мне кажется, Шэрон даже начала меня побаиваться».

Когда Кэмерона взял на работу знаменитый продюсер Роджер Кормэн, он был на седьмом небе от счастья: не вылезал из студии, которая находилась в городке Вэнис, в часе езды от Оранджа, там же снял квартирку и вскоре перестал появляться дома. «Дорога убивает меня, — жаловался Джим жене, — если хочешь, лучше сама переезжай». Но Шэрон отказалась. Увы, она поняла: в жизни Джима для нее уже не осталось места. «Он был женат на своей работе, а не на мне. Даже когда мы были вместе, Джим думал только о съемках…»

Джим и Шэрон развелись в 1984 году. Той же осенью на экраны Америки вышел фильм «Терминатор», сделавший его создателя знаменитым.

А за пять лет до этого на студии Роджера Кормэна «Нью Уорлд Пикчерз<> шла активная подготовка к съемкам фантастического фильма «Битва за пределами звезд», и Джим, работавший декоратором, трудился не покладая рук.

«Как-то раз, когда я зашла в павильон, — вспоминает Гэйл Энн Херд, одна из помощниц Кормэна, — ко мне подбежал высокий и довольно симпатичный молодой человек. Сказал, что его зовут Джеймс и предложил посмотреть его макеты. Они действительно были хороши. Судя по эскизам, Джеймс прекрасно рисовал. Да и вообще оказался весьма приятным парнем. Я ему, по-моему, тоже сразу понравилась». Это было правдой.

Отношения между Гэйл и Джимми быстро налаживались — их часто видели вместе и в павильонах на съемке, и в кафе за ленчем. Глядя на эту парочку, студийцы понимающе кивали головами — паренек оказался не промах. Гэйл ведь являлась помощником Кормэна, а к мнению своих ассистентов деспотичный старик прислушивался. Джим отлично понимал, что ему нужно в этой жизни, и все делал правильно…

Кэмерон продал права на «Терминатор» за 1 доллар

Вскоре с картины ушел художник-постановщик и надо было срочно найти замену. Гэйл, естественно, представила боссу Джимми. Кормэн посмотрел его рисунки, и за один вечер из рядового декоратора Кэмерон превратился в художника-постановщика. На новой должности, по словам Гэйл Энн Херд, у Джима быстро проявился режиссерский характер. Он любил повторять: «Мне наплевать, кто и каким образом это сделает, мне нужно только, чтобы работа была выполнена!»

Прошел всего год, а 26-летнему Кэмерону уже доверили самостоятельно делать первый фильм. Снимать «Пираньи-2» он уехал в Италию. Жил в паршивом отеле, общался со съемочной группой на пальцах (большая ее часть абсолютно не понимала по-английски), а вечерами писал сценарий «Терминатора», Гэйл к тому времени уже занималась продюсированием, и Джим, вернувшись из Италии, отдал ей свой почти готовый сценарий, предложив своеобразный договор — Кэмерон за 1 доллар продает ей полные права на будущий фильм, а она за это пообещает, что никто, кроме Джима, не будет его снимать.

Чтобы выполнить это условие, Гэйл пришлось изрядно попотеть. Ведь про то, чтобы доверить осуществление столь интересного замысла неизвестному режиссеру, в Голливуде и слышать не желали. Согласие на участие в фильме дал Арнольд Шварценеггер — все шло к тому, что картина станет хитом. И все же Гэйл сдержала обещание. Тем более что к тому времени их дружба с Джимом уже переросла в роман.

Каждый уик-энд Джим приглашал свою возлюбленную на прогулку. И всякий раз неистощимый на выдумки Кэмерон превращал ее в увлекательное приключение. То это было романтическое катание на лошадях, то безрассудный полет на воздушном шаре, из-за непогоды чуть было не закончившийся трагедией. То сумасшедшая езда на джипе по пустыне со стрельбой из «Калашникова», который Джим стащил со студии. Но их любимым развлечением оставались гонки на шоссе. Гэйл садилась в свой «Порше», Джим впрыгивал в новенький «Корветт» — и кто кого…

Они поженились на Гавайях в апреле 1986-го и развелись через три года. 1Ъйл не любит рассказывать журналистам, что в их браке получилось не так. Лишь однажды она обмолвилась: замужество с таким человеком, как Джим, вряд ли можно назвать счастьем. В какой-то момент он просто перестал во мне нуждаться. Когда у меня возникали серьезные проблемы, его никогда не было рядом. Джим пропадал либо на съемках, либо на важных переговорах, либо еще где-то… Мне постоянно приходилось решать все проблемы самой и биться в одиночку, не рассчитывая на помощь мужа…» Ей вторил родной брат Джеймса, Майкл Кэмерон: «Джим — очень жестокий человек. А с близкими людьми особенно».

В 1989 году Кэмерон опять женился — на сей раз на своей коллеге, режиссере Кэтрин Бигелоу. Брак этот был стремителен и странен. Они сделали вместе одну картину — «Точка разрыва», после чего в 1991 году пришли к обоюдному соглашению, что лучше им жить раздельно. В Голливуде о причине столь скорого развода ходило немало противоречивых слухов. Бигелоу отмалчивалась. Кэмерон в отзывах о ней был сдержан и по-джентльменски корректен: «Кэтрин — настоящий профессионал в области кино и такая же фанатка своего дела, как и я». Скорее всего с Кэтрин Джеймс стал заложником своей философии — приученная мужем к самостоятельности, Бигелоу в один прекрасный день поняла, что Джим попросту ей уже не нужен.

Про свою старую знакомую — актрису Линду Хэмилтон — Кэмерон вспомнил спустя шесть лет после съемок первой части «Терминатора». Естественно, вспомнил не просто так. Студия «Каролко» приняла решение о финансировании продолжения блокбастера, согласился сниматься и Шварценеггер — одним словом, на горизонте замаячила перспектива нового суперхита. Кэмерон сразу же позвонил Линде, но та не хотела сниматься: она ждала приглашения на другую крупную постановку. Кэмерону же нужно было заполучить Линду во что бы то ни стало. Он бросил все дела, тут же примчался к ней и принялся уговаривать. В итоге «Каролко» заключила с Линдой официальный контракт, и Джим засел за сценарий.

Подготовительный период обернулся для Линды сущим адом. Актриса оказалась в несколько худшей форме, чем требовала роль, и Кэмерон решил это исправить. Он загнал Линду в спортивный зал и лично следил за тем, как сжигаются калории. «Порой мне хотелось послать всех к черту — студию, этот контракт, Джима, — вспоминала актриса. — Но он всегда был рядом и постоянно твердил: ты должна это сделать, ты можешь, я в тебя верю. Что мне еще оставалось? Вот и приходилось потеть…»

Пошли слухи, что Джим обнаглел вконец и поселил у себя блондинку

Во время работы над «Терминатором-2» Кэмерон как-то неожиданно и тихо переехал к Линде. А в 1993 году у них родилась дочка Жозефина. Всем казалось, что это идеальная пара и Джим наконец нашел женщину своей мечты.

Тучи стали сгущаться спустя три года — в 96-м, когда Кэмерон начал работать над ныне знаменитым «Титаником». До ушей Линды все чаще стали доноситься слухи, что не так уж и верен старина Джим своей любящей подруге. Что есть, мол, у него молоденькая пассия — сексапильная блондинка Сьюзи Эмис. И что Джим, вконец обнаглев, даже поселил ее на своей вилле.

«Этот проклятый «Титаник» превратил наши отношения в сущий кошмар, — жаловалась Линда подругам. — Джеймс забыл дорогу домой, а когда я звонила на съемочную площадку в Мексику, мне говорили, что его нигде не могут найти — даже по ночам. При этом постоянно названивали «доброжелатели» с новостями о его изменах. Я пыталась было поговорить с ним откровенно, но он все отрицал и клялся в вечной любви».

Линда зачастила в Мексику. Джим, когда она приезжала, не давал поводов для ревности. Но стоило ей возвратиться домой в Малибу, как вновь поступали «добрые» вести, что ее место заняла Сьюзи Эмис. В конце концов Линда не выдержала: «Он что, принимает меня за полную дуру?» Во время очередного набега на съемочную площадку «Титаника» между ней и Джимом состоялся весьма нелицеприятный разговор. Линда поставила ультиматум: либо Кэмерон берет на себя определенные обязательства по отношению к ней и дочери и забывает о Сьюзи, либо может катиться ко всем чертям.

Кэмерон сделал выбор, и в июле 1997 года состоялась свадьба. Роман между Кэмероном и Сьюзи Эмис прервался. Теперь уже Джим решил «взяться» за жену. «Ты толстая, — твердил он супруге, — а толстухи мне не нравятся». Под его чутким руководством Линда похудела, изменила прическу и гардероб. Он сам ездил с ней по магазинам, подбирал платья на свой вкус, и Линда терпеливо сносила все капризы и придирки супруга. «Наконец-то он образумился, — поспешила поделиться Линда своей радостью с прессой. — Я знаю, что теперь мы будем счастливы. Ведь он по-прежнему меня любит!»

Но семейная идиллия продолжалась недолго. А в конце марта Линда узнала, что Джим возобновил свои тайные свидания с Эмис. «Чтобы духу твоего больше не было в моей спальне!» — заявила она мужу. Джеймс провел ночь на диване в гостиной, а наутро вернулся на свою виллу. «Он думает, что стал богом и теперь может заполучить любую женщину на планете. Но он слишком далеко зашел, и сносить это я не собираюсь», — заявила Линда. Кэмерон же раздраженно сообщил журналистам: «Мне все равно, подаст она на развод или нет. Я снова хочу быть свободным мужчиной».

По поводу их развода в Голливуде имеются разные мнения. Кэмерон просто неисправим, считают одни, его жены остаются женами, пока они ему зачем-то нужны. Как только необходимость в них отпадает — все, «аста ла виста, бэби!» Однако на сей раз за свою свободу Джимми заплатит недешево. Если в свое время развод с Шэрон Уильямс стоил Кэмерону всего $ 1200, то с Линдой он обойдется режиссеру не в один десяток миллионов.

Ведь время наивных официанток, верящих в вечную любовь и готовых ради милого вкалывать до седьмого пота, прошло.

Константин Алешин, КАРАВАН ИСТОРИЙ, август 1998г.

Статьи по теме

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.