Игорь Ледогоров. Супермен советского кино

Имя талантливого актера, некогда блиставшего в героических ролях, сегодня больше известно в русскоязычной Новой Зеландии, чем на родине…

В новозеландском городе Окленд с конца 1990-х годов действует русскоязычная литературно-драматическая студия Ледогоровых. Создала ее невестка актера, а Игорь Вадимович помогал: играл, проводил мастер-классы. И остался в памяти оклендцев как большой русский артист.

«ЛЮБЛЮ ГОТОВИТЬ, ОСОБЕННО ПЛОВ..»

Высокий, сухой, с пронзительными серыми глазами и мужественным лицом, скрывающий под маской спокойствия кипение страстей… Типаж — бескомпромиссный романтик. Ему были по плечу образы суровых героев на все времена — да он и сам был таким. Никогда и ничего не боялся, мог словом, а иногда и кулаком восстановить нарушенную справедливость. И всегда добивался своего.

Игорь родился в 1932 году в Москве. С началом войны уехал с родителями в эвакуацию, в Ташкент. Учился в хорошей школе: в ней действовал — невероятная редкость! — драмкружок. В 1943 году принял участие в съемках фильма «Два бойца». «На нас, 11-летних пацанов, надели немецкие мундирчики, дали нам деревянные автоматики и поставили задачу прорвать оборону, упасть в пруд и умереть под выстрелами Марка Бернеса, — вспоминал Ледогоров. — Мы бежали вдалеке в задымлении. Не было видно, что мы — дети, и что перед нами ползут на веревочках маленькие деревянные немецкие танки».

Он твердо знал, что хочет стать актером. Правда, дорога в профессию не получилась прямой: сначала Игорь отучился в Ташкентском политехническом институте. Получил массу полезных навыков и… жену. Отбил у приятеля невесту, самую красивую девушку института Сталину Фарынскую. А после, уже в 26 лет, поступил в Театрально-художественный институт им. А.Н. Островского — также в Ташкенте. В одном из первых интервью Ледогоров не без иронии говорил о себе: «Я умею конструировать сельскохозяйственные машины. Могу починить утюг, сменить электропроводку. Определить стороны света по звездам. Вожу автомобиль. Фотографирую. Люблю готовить, особенно плов, и шью. Считаю на логарифмической линейке. Читаю — не без словаря — техническую литературу. Лазаю по деревьям. Научился плавать. Сносно стреляю. Играл за сборную волейбольную команду Узбекистана. Работал технологом Сибпромстройпроекта. Еще в школе играл в самодеятельности, готовился в театральный вуз, но родители были против. В политехническом режиссировал в драмкружке. И наконец, «прорвался» на вечернее отделение театрального института».

В 1964 году он окончил институт и начал работать в Ташкентском русском драматическом театре.

НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА

Режиссер Семен Туманов в 1967 году собрался снимать фильм о последних годах жизни революционера Николая Баумана и искал актера на главную роль. Физическое сходство не имело значения -куда важнее было создать образ. К тому времени в учетной карточке Игоря Ледогорова в актерском отделе «Мосфильма» значилось: «В кино не снимался. Рост 183. Цвет волос — русый. Поет. Сыграл главные роли в пьесах «Совесть», «104 страницы про любовь»». Проба показала: Бауман найден! Позже Ледогоров объяснял: «Играя своих персонажей, я не то что старался быть на них похожим, но воспитывал в себе их лучшие качества, будь это Бауман, Седов, командарм Капитонов или же старец Андрей из «Дыма Отечества»».

После «Николая Баумана» Ледогоров стал одним из самых востребованных актеров советского кинематографа: 2-3 картины в год! Его герои — и похожие друг на друга, и очень разные — нравились зрителю. Беспощадный подпольщик Жан (телесериал «Руины стреляют») и несгибаемый разведчик товарищ Ряби-нин («Они были актерами»), блестящий интеллектуал Вильгельм Вейтлинг («Карл Маркс. Молодые годы») и тихий археолог-музейщик Зимин («Шествие золотых зверей»), инопланетянин Ракан («Через тернии к звездам») и удачливый мореход Дмитрий Овцын («Баллада о Беринге и его друзьях»)…

Ледогоров перевоплощался мастерски, оставаясь самим собой: настоящим мужчиной. Уверенным, немногословным, сильным. Не человек — супермен! Женщины сходили по артисту с ума. А он достойно уходил от признаний и оставался верен своей Сталине.

ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН

В московском театре Советской Армии, выбранном Ледогоровым после ленинградских «Лейкома» и Ленсовета, ему предлагали хорошие роли. Но ему хотелось большего: уже попробовав себя в режиссуре, он знал, что может. И в 1996 году Игорь Вадимович поставил на малой сцене абсурдистскую пьесу Станислава Мрожека «Контракт», назвав спектакль «Отель «Резиданс»». Однако публика работу не оценила. Ролей тоже почти не стало — герои в кино не требовались, а изображать бандитов Ледогоров брезговал.

В 1997 году он принял решение: уезжать. К сыну Вадиму, в Новую Зеландию. Объяснял, что жена скучает по детям и внукам.

Переезд дался тяжело. Игорь Вадимович не мог представить себе жизнь «где-то там» без любимого дивана и привычных книг. Конечно, все это можно взять с собой. Но как увезешь друзей и знакомых, атмосферу московского дворика и родной сцены?..

Постепенно Ледогоров привык к новым реалиям: «Время вносит свои коррективы — уже прошло четыре года, и я стал понимать, что там тоже живут люди со своими печалями и заботами, и я как-то контактирую с ними. Я уже пребываю там не просто как эмигрант или резидент — живу и накапливаю определенные впечатления, сейчас я успокоился, могу общаться со своими коллегами и близкими, и не столько на эмоциях, сколько душою, много думаю, размышляю, читаю то, что не успел прочитать». Но без сцены страдал, и когда удавалось, играл: показывал «Отель «Резиданс»» в Окленде и Веллингтоне. Пытался помогать сыну, преподававшему театральное искусство по системе Станиславского. Даже сыграл Фирса в «Вишневом саде» — на английском языке, который не знал и, похоже, не пытался учить. Его по-прежнему тянуло на родину.

В 2001 году отец и сын Ледогоровы приехали в Москву на озвучание новой версии фильма «Через тернии к звездам», которую возродил сын режиссера Ричарда Викторова. 14 дней радости, работы и встреч с друзьями… Игорь Вадимович остро ощущал: его место здесь, дома. Но остаться не мог.

Возвращение в Новую Зеландию стало почти катастрофой. А вскоре артист заболел — он словно развернул всю нерастраченную силу против самого себя. Не жаловался. Только когда не-прекращающаяся ломота в костях стала нестерпимой, обратился к врачам. Диагноз прозвучал приговором: лейкемия. Доктора удивлялись, как этот суровый русский старик мог терпеть чудовищную боль столько времени, и предрекали конец через несколько дней.

Игорь Вадимович прожил еще месяц, сражаясь с недугом, как его герои — с врагами. Подолгу разговаривал по телефону с московскими друзьями, планировал вернуться на родину и снова выйти на сцену… А 10 февраля 2005 года Игоря Ледогорова не стало.

Теперь об артисте напоминают крест с надписью на русском языке на кладбище Гамильтона и студия Ледогоровых. Остались, конечно, и фильмы, но кто знает, сколько времени должно пройти, чтобы они вновь стали востребованы зрителем…

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.