Истории денежных экспроприаций начала ХХ века на открытках

Начало ХХ века вместе с бурным ростом промышленности, сельского хозяйства, строительством сети железных дорог и развитием финансового капитала обозначилось в России, резким обострением межклассовых противоречий, которые зарождались как единичные террористические акты и беспорядки, перерастали в стачки, митинги, демонстрации, погромы, которые с 1905г. вылились в активные революционные действия, продолжавшиеся вплоть до 1917 года и закончились Октябрьским переворотом.

В истории Российской Империи этот период внутренней жизни страны можно охарактеризовать как «смутное время». Газетные полосы тех лет сплошь пестрят сообщениями о росте криминальной обстановки, делая особый акцент в своих репортажах о проводимых так называемых денежных экспроприациях. Само слово происходит от ново-латинского «еxpropriatio» — лишение собственности. У данного понятия в современных словарях несколько толкований, одно из которых – «ограбления, проводимые боевиками революционных организаций до 1917г.», но тем не менее — единая суть — вооруженное ограбление. Термин экспроприация был использован еще Карлом Марксом в его работе «Капитал», когда он прогнозировал драматическое развитие капиталистического мирового рынка: «Пробьет час расплаты для капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют».

Лидеры революционных партий в эмиграции постоянно были заняты поисками денежных средств. Экспроприациям пытались придать политический характер, их тщательно планировали и организовывали специальные, как их тогда называли на революционном деловом жаргоне «экс-овские» боевые отряды всевозможных партий, преимущественно анархистов и социал-революционеров. Но помимо того, за этим «революционным» термином лишения собственности, бандиты разных мастей пытались спрятать и обычные, бытовые ограбления торговцев, купцов, мелких помещиков, чиновников средней руки и священнослужителей, шквал которых просто захлестнул Империю.

Некоторые, из наиболее значительных по своему масштабу и резонансу ограблений нашли свое отражение на почтовых открытках, а информацию о них можно получить только в хронике газетных сообщений тех лет. Вот, к примеру, что сообщало С.-Петербургское Телеграфное Агентство по поводу нашумевшего, так называемого «ограбления на Екатерининском канале» произошедшего Санкт-Петербурге:

ПЕТЕРБУРГ, 14.Х.1906г. Сегодня, в 12 часов дня, по Екатерининскому каналу проезжала карета с помощником казначея портовой таможни С.П.Германом, везшим в Губернское казначейство 600 тысяч рублей. В карете находились три таможенных досмотрщика, а карету сопровождали восемь жандармов и агенты охраны. На углу Екатерининского канала и Фонарного переулка была устроена засада, и под карету был брошен снаряд, от взрыва которого убита одна лошадь и другая ранена. Из кареты выскочил Герман и досмотрщики, нападавшие открыли пальбу из револьверов, но тут раздался второй взрыв. В перестрелке ранен жандарм в голову и несколько других лиц, причем нападавшие захватили один из пакетов с деньгами в 336 тысяч рублей, и передали их тут же находившейся женщине, немедленно скрывшейся. Преступники, отстреливаясь, бросились в разные стороны». Виды этого дерзкого ограбления были воссозданы художником на основании показаний очевидцев и нашли свое отражение на открытых письмах «Похищение казенных денег на Екатериненском Канале (Фонарн. пер) в С.-ПБ.14/Х/1906г.» выпущенных в С.-Пб без указаний издателя.

Сама хронология событий ограбления, описываемая различными очевидцами, развивась следующим образом: между жандармами и нападавшими завязалась отчаянная перестрелка, к месту нападения поспешила полиция и военные, нападавшие рассеялись. Добровольцы-прохожие и главным образом дворники бросились по пятам исчезающих. Преследование оказалось кровавым и вызвало ряд вооруженных столкновений. Охранная полиция установила, что похищенные 398 000 руб. в день покушения были увезены в Финляндию, а откуда деньги с одним из отходивших пароходов были увезены двумя неустановленными лицами за границу. В карете на месте происшествия остались нетронутыми 293 576 рублей. Боевой организацией социал-революционеров максималистов было распространено сообщение о том, что именно они совершили нападение с целью «конфискации правительственных сумм на революционные цели».

Последствия ограбления и работа следственной комиссии была запечатлена на фотографической открытке «Карета после похищения казенных денег на Екат.кан. въ С-ПБ 14/Х/1906г.». Несколько человек из участников ограбления погибли во время перестрелки, трое погибли во время погони, один покончил с собой, еще несколько человек были арестованы в течении месяца и казнены вместе с двумя извозчиками, помогавшим увезти деньги.

Не менее грандиозным по своему масштабу и размеру «экспроприированной суммы» порядка 875 000 рублей было ограбление Купеческого общества взаимного кредита, произошедшее 7 марта 1906 в Москве. В этот день, в пятом часу вечера, перед самым закрытием, в здание банка на Ильинке, вошли двое молодых, которые выхватили из-за пазух маузеры и закричали: «Руки вверх!» – и в это же время с черной лестницы и с главного входа в банк ворвались их товарищи, всего около пятнадцати человек. Разоружив дежурных жандармов, налетчики обрезали провод телефона и в считанные минуты полностью взяли банк под свой контроль. Всех служащих, посетителей и охранников согнали в одно из помещений. Часть нападавших осталась их сторожить, а остальные поспешили вслед за командиром в кабинет господина Лебедева, директора банка. Под дулами маузеров его повели к денежной кладовой, приказав отпереть двери.

Нападавшие забрали из двух корзин 5 тысяч рублей золотом и 870 тысяч рублей кредитными билетами, сложенными в пачки по 10 тысяч, оставив нетронутыми ценные бумаги на сумму 23 миллиона рублей. Пока шла выемка денег, в кассовой комнате на столе была выставлена жестяная коробка, которую налетчики объявили бомбой. В итоге похитителям удалось благополучно скрыться и ограбление обошлось без жертв.

altЭто событие нашло свое отражение в сатирическом открытом письме с изображением момента изъятия денег из кассы , снабженное подписью в стихах :

«Страх наведя на злосчастных писцов

Кассу ограбил злодей Беленцов»

Невиданное по дерзости московское ограбление было взято под контроль лично директором Департамента полиции, и наделало много шума по всей стране, особенно когда стало известно, что налет совершила «оппозиционная группа экспроприаторов» – эсеры-максималисты, отколовшиеся от власти Центральной боевой организации этой партии. Банкиры и предприниматели требовали у правительства экстренных мер по розыску преступников, да и без них вся полиция Российской империи была поднята на ноги. Во все европейские страны особенно в тех, что традиционно служили прибежищем российских революционеров были разосланы письменные описания налетчиков и номера краденых купюр.

Отслеживая газетную хронику 1906-1907 годов можно с достаточной долей вероятности восстановить всю цепь мероприятий по поиску и поимке преступников. Лихие виражи событий и судеб участников этой истории оставляют позади многие остросюжетные детективы.

Спустя две недели после ограбления в зарубежных газетах появился рассказ о скандале, произошедшем в поезде Вена – Цюрих. Молодой человек, выкушав за ужином 2 бутылки коньяка, сделался невменяемым, стал буянить, а потом пытался выброситься из окна. Когда 21 марта 1906 года поезд прибыл в Цюрих, его уже встречали врачи и полиция, которые осмотрели вещи и, открыв саквояж шумного пассажира, обнаружили в нем ассигнаций на сумму 37 тысяч рублей, номера которых совпадали с украденными в банке. Арестованного поместили в камеру полицейского комиссариата, и в результате допросов выяснили, что Александр Беленцов, возраст 20 лет, уроженец города Славянска, после окончания учебы приехал в Москву и поступил телеграфистом в почтово-телеграфное ведомство. В 1905 году, под влиянием революционной агитации, вступил в партию эсеров, был членом боевой дружины. Беленцов рассказал, что был участником экспроприации в банке ОВК и после завершения операции по приказу руководства подполья выехал во Францию, чтобы в Ницце встретиться с человеком, торговавшим оружием. Русские газеты в дополнение к сообщениям из Швейцарии смогли прибавить о личности Беленцова немногое: оказалось, что он был недурным спортсменом, состоял членом московского конькобежного общества, неоднократно участвовал в соревнованиях по скоростному бегу на коньках и часто брал призы.

Россия потребовала немедленной выдачи Беленцова, объявив его не политическим, а уголовным преступником. После нескольких месяцев переговоров, арестованный был депортирован и передан в Варшаве русскому конвою из десяти человек. Опытность и многочисленность караула побудили начальника пренебречь правилами перевозки арестантов, и по пути следования, когда поезд замедлил ход на подъеме, Александр Беленцов лбом разбил стекло вагонного окна и выпрыгнул наружу, совершив фантастический по дерзости побег. Штаб-ротмистр и четверо жандармских унтер-офицеров караульной службы были преданы суду военного трибунала.

Существует также версия, основанная на агентурных данных Российской полиции, будто «в момент ограбления банка Московского купеческого ОВК Беленцов является одним из караульных в самом помещении банка, а когда грабители приступили к упаковке похищенных денег, захватил наибольшей величины пакет – с 230 тысячами рублей, с которым и скрылся от товарищей, причем имеются указания, что он взял с собой за границу около 37 тысяч рублей, а остальные деньги, за исключением небольшой части, розданной разным лицам, он передал своим родственникам». Эсеры ограбили банк, а Александр Беленцов (носивший среди своих кличку «Казак») сильно рискуя быть покаранным за содеянное, ограбил своих товарищей по партии.

altК тому времени, когда Беленцова выдали России, большинство участников мартовского налета на банк, за исключением руководителя операции Владимира Мазурина уже обживали камеры губернской тюрьмы. Встреча Беленцова с Мазуриным состоялась в августе 1906 года в имении дворян сочувствовавших революции. Мазурин, обвинил побывавшего в руках полиции Беленцова в предательстве, а его побег рассматривал как ловкую мистификацию охранного отделения и вынес ему смертный приговор. И вновь Беленцову удается уйти от опасности, хотя судьба еще недолго остается благосклонной к нему. Его без документов арестовывают в районе станции Лобня Савеловской ж/д, он называется другим именем, по подозрению в краже церкви его препроважают в тюрьму, но в момент, когда его ведут по тюремному коридору, кто-то из заключенных опознает его как конькобежца-чемпиона, воскликнув: «Господа! Да это ж Беленцов!» – и Александра отправляют в охранное отделение в С.-Пб.

Подготовка суда по делу «оппозиционной группы экспроприаторов» растянулась на целый год ввиду многочисленности подсудимых и обилия совершенных ими преступлений. Только весной 1908 года прошли первые заседания этого процесса. Александр Беленцов до суда не дожил – судя по скупым сообщениям, появившимся в газетах летом 1907 года, он умер в Таганской тюрьме от туберкулеза.

Помимо описания наиболее резонансных ограблений банков, газетные хроники 1906-1917 годов постоянно сообщают обalt ограблениях, происходивших во время перемещения наличных денежных средств. Охрана денежных перевозок организовывалась в условиях секретности и осуществлялась в соответствии с циркуляром Государственного банка на самом высоком уровне безопасности. Газета «Русское слово» от 25.10.1906г. сообщало : «Охрана государственного банка доведена до nec plus ultra. Часовые стоят даже на крыше. Внутренность банка превращена в маленькую крепость. Везде вооруженные с головы до ног солдаты.» altЭтот же источник 27.10.1906 года сообщал:»ВАРШАВА, 24, IХ. 1906 На Банковой площади полицией арестованы три члена боевой организации польской социалистической партии. При них оказались заряженные «браунинги» и партийные документы. Окруженные внезапно полицией и патрулем, «боевики» сдались без сопротивления.» Подобное происходило не только в крупных городахalt Империи, но и в провинции. В городе Козлове Тамбовской губернии в конце ноября 1908 года вечером, шестеро неизвестных пытались напасть на часового, охранявшего вход в банк. Выстрелив в него и ранив в ногу, нападавшие вскоре разбежались, встреченные пальбой стража порядка. Найти их так и не удалось. Зато руководство банка приняло жесткие меры безопасности: с наступлением темноты проход мимо здания Козловского филиала был запрещен.

Транспорты с деньгами сопровождались вооруженными конными жандармамиalt. Редкие кадры того времени с перевозкой денег можно увидеть на открытых письмах «Перевозка денег из Госбанка на почту» (Рижская контора Госбанка) , «Перевозка денег, Рига 1906г.». Такие меры принимали не только банки, но и крупные промышленные компании, как например компания «Проводник» — один из крупнейших производителей резинотехнических изделий в Российской Империи на открытом письме «Перевозка денег обществом «Проводник» .

Громкие ограбления, потрясшие в начале ХХ века Россию не смогли не отложиться в сознании обывателя, которым наглядно показывали не только«Как ныне добывают деньги» , но и каким способом можно дать «прикурить» и самим грабителям . С подобными сюжетами выходили открытки, но не остались в стороне и известные художники того времени. Картина «Нападение на почту» Сергея Семеновича Ворошилова, художника который посвятил себя достаточно редкому направлению в искусстве — изображению животных, охотничьих сцен и лошадей, помимо грациозного бега тройки лошадей демонстрирует и социальное явление «смутного времени» — нападение на транспорт, перевозивший деньги.

Но сколько значительными не были бы меры по охране банков и организации перевозки денег, во все времена существования финансовых институтов, находились люди, которые ради легкой наживы, не считаясь с человеческими жертвами, шли на преступления, которым в начале ХХ века придавали идейную направленность «экспроприации» и оправдывали необходимостью достижения высокой цели.

Рукавицын Игорь Анатольевич. (Кривой Рог)

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.