Как Иосиф Джугашвили стал Сталиным

Трудно представить, что «отец народов», человек, которого панически боялись и которому приписывают миллионы загубленных человеческих жизней, когда-то был влюбленным и нежным романтиком.

Январь 1913 года в Вене выдался почти бесснежным. На дворе — глубокая ночь. В окне дома на Шенбруннершлоссштрассе, 30 виден тусклый свет лампы. Над письменным столом склонился молодой человек, он что-то увлеченно пишет. Это статья для журнала «Просвещение» — ответ большевиков на подготовку к празднованию 300-летия дома Романовых. Дописав последнюю строчку, полуночник удовлетворенно откинулся на спинку стула. Осталось поставить подпись. Нужно что-то твердое, фундаментальное, наднациональное. Подумав минуту, он решительно начертал: «Сталёв» — человек из стали. Позже заботливая рука другого соратника по социал-демократической партии, уже выбравшего себе псевдоним Ленин, поправит: не Сталёв, а Сталин, чтобы чувствовалось их политическое единство.

Именно в тот исторический момент Иосиф Джугашвили стал великим Сталиным. Будущим диктатором, тираном, утопившим страну в крови, истребившим по разным данным от 4 до 10 миллионов человек. Но это было потом, годы спустя. В тот момент ему едва исполнилось тридцать три — возраст Христа.

ПО ДОРОГЕ С БОГОМ

Вспоминать свою юность «отец народов» никогда не любил и всячески старался «выпрямить биографию», вычеркнув признаки былой мягкости и человечности. А был он весьма одухотворенным юношей. Выходец из низшего сословия, он сильно страдал от своей беды — детской травмы, из-за которой левая рука не разгибалась до конца в локте и казалась короче правой. Лишенный материнской ласки, закомплексованный, необщительный Сосо нашел отдушину в молитвах. Он поступил в православную Тифлисскую духовную академию и считался одним из лучших учеников. Схватывал все на лету и даже писал стихи на грузинском языке. Стихи были настолько хороши, что их опубликовали в студенческом сборнике. Позже, став генсеком, Сталин скрывал былую страсть к стихосложению. Она проявилась лишь однажды, когда вождь читал черновик перевода грузинской эпической поэмы «Витязь в тигровой шкуре». Он вызвал к себе переводчика и попросил поправить рифму в нескольких местах. Автора труда шокировало, насколько удачными в литературном плане были предложения вождя. Он и подумать не мог, что у генсека была настоящая тайная страсть к искусству. Ежедневно Сталин прочитывал по несколько сотен страниц и просматривал фильмы — не подцензурные, а для души. Каждая из его дач была оборудована настоящим домашним кинотеатром — неслыханная роскошь в СССР! Но если литературу он читал в основном классическую, то в отношении фильмов вкус вождя не был столь изыскан — ему нравились вестерны. В массовом прокате в СССР таких, конечно, никто не видел.

МАРКСИСТ — РОМАНТИК

Наверное, стеснительный Сосо так и остался бы неизвестным истории священником, не познакомься он в семинарии с Александром Сванидзе, входившим в подпольную революционную группу. Запрещенная литература, идеи марксизма, организация забастовок — все это захватило впечатлительного молодого человека. В итоге он пропустил экзамены и был отчислен из духовной семинарии. Но не жалел нисколько. Место Бога в его душе заняла идея мировой революции. Впрочем, не она одна владела умом и сердцем Сосо Джугашвили. Он впервые в жизни влюбился. Его избранницей стала сестра Александра Сванидзе Екатерина.

Жарким летом 1904 года бывший семинарист совершил самый романтичный в своей жизни поступок. Он прошел обряд венчания. Это произошло 16 июля в Тифлисе, в монастыре Святого Давида.

Звездная ночь, затерявшийся в горах маленький монастырь, полумрак алтаря, разбиваемый тусклым огнем свечей. Вовсе не особым настроем влюбленных объяснялся весь этот антураж. Жених был членом партии большевиков и находился на нелегальном положении — вот причина всей этой таинственности. Для конспирации будущий вождь венчался под вымышленной фамилией. Удивительно, что невесту это не смутило, как не смутила и участь стать женой большевика и подпольщика. Может, причиной была ее молодость, ведь на момент венчания ей было всего 16, тогда как жениху — 24.

ПРОЩАЙ, ЛЮБИМАЯ…

Высокая, стройная, с большими грустными глазами, Като слыла красавицей. Несмотря на крестьянское происхождение и отсутствие образования, было в ней что-то аристократическое. То ли горделивая осанка, то ли вдумчивый, немного отстраненный взгляд. По характеру Като была чересчур скромной. Носила черные, с высоким глухим воротом платья. По воскресеньям ходила в церковь. Она была идеальной грузинской женой: подай, принеси, убери — незаметная тень в доме мужа. И никаких желаний, ни слова протеста. Само воплощение послушания и самоотречения.

Одинокие дни и вечера, вечное ожидание супруга с очередного тайного собрания, тревоги и волнения: не арестовала ли его полиция? А если в доме появлялась шумная компания его друзей-подполь-щиков, стеснительная Като пряталась на кухне… под столом. Именно такая жена и нужна была начинающему революционеру. К тому же и заработки все были на ней, ведь политическая деятельность Сосо не приносила дохода.

Екатерина родила любимому сына, которого назвали Яковом. Но даже появление наследника не смогло отвлечь молодого отца от правого дела революции. Уже через три месяца, чтобы избежать ареста, молодым супругам пришлось бежать в Баку, отправив сынишку к родным Екатерины.

В Баку Като заболела чахоткой. Джугашвили отвез больную жену обратно в Тифлис, под опеку ее тетки, а сам снова уехал в Баку. К жене он вернулся только за день до ее смерти. Она ждала его, хотела попрощаться…

Уход Като стал для Джугашвили тяжелейшей утратой. Несмотря на то что они мало времени проводили вместе, она была главной женщиной в его жизни (правда, второй после матери), которую Сосо искренне любил.

И СЕРДЦЕ В КАМЕНЬ ПРЕВРАТИЛОСЬ

Декабрь 1907 года. Тифлис, Кукийское кладбище. У вырытой могилы стоят несколько человек в черном — только близкие родственники ушедшей Като и соратники вдовца. Одному из них Иосиф сказал, кивая на гроб: «Это существо смягчало мое каменное сердце. Она умерла, и вместе с ней умерли мои последние теплые чувства к людям». Действительно, вместе с Като на Тифлисском кладбище остались все человеческие качества Сосо Джугашвили. С тех пор Иосиф думал только о власти, а его каменное сердце билось в груди из стали.

Рабочие медленно опускали гроб в яму. Не выдержав расставания с любимой, Иосиф бросился вслед за ней в могилу. Его другу Геронтию Кикодзе пришлось силой вытаскивать Сосо. Позже Сталин его отблагодарит: Герон-тий избежит ареста и смерти в застенках. А в семье Кикодзе с тех пор горько шутили: зачем он достал Сталина из могилы, ведь уже тогда мир мог избавиться от деспота и тирана.

…Иосиф сидел на камне, наблюдая, как внизу, в горах, плещется водный поток. Больше всего на свете ему хотелось, чтобы ласковая рука Като обняла его за плечи, а нежный, успокаивающий голос сказал, что все будет хорошо. Нет, уже не будет. Като больше нет. Сердце Сосо разрывалось на части. За что ему выпало столько бед? Неужели Тот, кому он перестал служить, решил так наказать его?! Как это больно — любить и потерять. Но он выдержит. Он станет сильным, он больше никогда и никого не будет любить. Любовь — зло. Он покажет всем, насколько правильным и красивым может быть мир без любви…

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.